Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

На полях. О реальных вызовах Системе.

Самый большой вызов российскому обществу (по Александру А. Зиновьеву) в его современном виде, по моему скромному мнению, – это идеологическое строительство. Та самая «идеология», об отсутствии которой стенают нынешние охранители.

Надо сразу отметить, что им, бе-едненьким, нужна вовсе не «идеология» как некое учение, как набор штампов, восхваляющих или порочащих те или иные социальные реалии, наблюдаемые или воображённые.

Им нужна «идеосфера» по Александру А. Зиновьеву как множество продолжительных управленческих решений по формулированию и распространению этих штампов.

Однако именно им она нужна как набор желательных к занятию социальных позиций. Грубо говоря, чтобы условному попу или комиссару хорошо жилось, где под «хорошо» можно понимать и уровень оплаты, и востребованность как таковую («уважуху»).

В современном российском обществе, опять же по Александру А. Зиновьеву, доминирующей сферой является сфера государственности (традиционно для России), за ней в наше время следует экономика, а идеосфера замыкает эту тройку после советского исторического поражения.

Заявления о нужности идеологии по сути своей представляют оспаривание этого поражения и вытекающую из этой претензии заявку на дополнительные общественные ресурсы за счёт государственной и экономической сфер российского общества.

Ответ на эти запросы тот же Путин давал неоднократно, говоря о патриотизме в максимально широком смысле слова как безальтернативной идеологии современного демократического общества.

Очевидно, что в представлении, изложенном выше, это чёткий и однозначный отказ, заявление о том, что современная российская государственность в идеологическом обслуживании, поставленном через сотрудничество, не нуждается. Хотите славить – славьте («патриотизм в максимально широком смысле слова»), а прислушиваться к вашим нуждам – много чести.

Современное российское государство вообще не нуждается в развитой сфере культуры как работы с человеческим умом в современном российском обществе. Извините.

Можно заметить, что, например, усилия сетевых авторов по выводу через наблюдение, по обоснованию и по формулированию правил поведения в современном российском обществе сводятся к игре на понижение, к подрыву позиций актуальных и потенциальных профессиональных (партийных) идеологов, ибо упомянутые сетевые авторы (я, например) не живут этим трудом, а так, рядом гуляют.

Повысить важность идеосферы в современном российском обществе можно двумя путями.

Во-первых, это импорт идеологических разработок с присвоением им изначально высокого статуса («либеральная демократия», «ислам») и последующее оспаривание государственного доминирования в общественной жизни России (радио «Эхо Москвы» и прочие умные голосования, ваххабитские подпольные мечети) в пользу доминирования идеологического.

Во-вторых, это местная идеологическая работа по общественному осмыслению – читай: новому публичному описанию, интересному для людей – самих явлений вроде «государства», «экономики» вообще и «российского государства», «российской экономики» в частности, то есть «исторически».

Второй подход – это вообще-то естественный и неизбежный способ утверждения идеосферы в суверенном обществе, способ борьбы идеологов в нём за существование и за относительный статус. Рискну инвестировать в следующее утверждение: какие-то националистические умы вне государственности и экономики могут реализовать себя только этим способом.

Здесь надо отметить, что идеологическая работа извечно опасна в том смысле, что идеологическое мышление как алогический подвид знакового мышления (по Александру А. Зиновьеву) форматирует ум, занятый им. Ну да, «сам начинаешь верить» в максимально широком смысле слова.

Однако сообщества, которые могли бы направлять и контролировать этот «сам начинаешь верить» процесс – «второй сложный». И я полагаю, что у нас в РФ этих сообществ нет.

Пример идеологической работы (работы с умами), идущей вразнос без оглядки на общество, в которой она ведётся: хохлы и прочие лимитрофы, у них сталось хуже с инерционностью, народу меньше.

Однако то же самое со временем, получается, ждёт и нас – и такая идеологическая альтернатива сугубо государственному доминированию как будущему российского общества не особо радует.

Вопрос, господа-товарищи, вопрос. И вызов, как и было сказано выше. Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. На всякий случай подчеркну: «общество» в настоящем тексте соответствует зиновьевскому определению (человейник некоторого уровня развития), а не крыловскому (свойство группы людей).


Tags: общество, теория, футуризм
Subscribe

  • 42.

    Сижу, никого не трогаю, починяю примус, читаю презентацию правительства Российской Федерации: стратегические инициативы 2024/2030. Нет, начальное…

  • На полях. К националистской программе.

    Название книжки сэра Тэрри «Nation» в русском переводе звучит, как «Народ». И это неправильный перевод. Я не укоряю переводчика: длинный…

  • К вопросу об «анти-». Идеологическое, демократическое.

    Я исторически недавно высказывался здесь на эту тему. Однако доклад по терроризму, увиденный мною на сайте фильма «Шугалей» и с интересом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • 42.

    Сижу, никого не трогаю, починяю примус, читаю презентацию правительства Российской Федерации: стратегические инициативы 2024/2030. Нет, начальное…

  • На полях. К националистской программе.

    Название книжки сэра Тэрри «Nation» в русском переводе звучит, как «Народ». И это неправильный перевод. Я не укоряю переводчика: длинный…

  • К вопросу об «анти-». Идеологическое, демократическое.

    Я исторически недавно высказывался здесь на эту тему. Однако доклад по терроризму, увиденный мною на сайте фильма «Шугалей» и с интересом…