Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Пикейное. О том, почему война в прекрасном далёке всё же будет.

Не мундир надеваю с наградами, за отсутствием оного, а Пикейный жилет без них. То есть жилет я надеваю из сложносочинённого материала, обычная синтетика скорее всего, однако я авторской волею провозглашаю оный жилет Пикейным и, облачившись в него, устремляюсь в рассуждения о грядущем. Где ты, Бриан? Где глава твоя?

Я разделяю тезисы, на которых основана зиновьевская экстраполяция о «сверхобществе», и тезисы, которые она в свою очередь обосновывает. Если очень коротко, со всеми возможными упрощениями и округлениями, то рассуждение о возможности войны в прекрасном далёке выглядит примерно так.

«Западное» «сверхобщество», по Александру А. Зиновьеву, есть следствие эволюции общества некоторого множества развитых стран с общим условным наименованием «Запад». В процессе своего развития «западное общество» (по зиновьевскому пониманию «общества») претерпело циклопические разрастание и усложнение своей структуры, обесценив прежние решения по самосохранению этого общества («государственность»).

В качестве крайне приблизительной, единичной и совершенно недостаточной иллюстрации очень сложного и многомерного процесса: «лоббизм». «Знакомство с сильным человеком» как способ преуспеть было всегда, а в профессию и во что-то вроде гильдии это оформилось исторически недавно.

Личный состав, вовлечённый в «слишком новые» для существующей государственности отношения, то есть живущий не с процессов осуществления государственных решений по застраиванию и дойке общества, а с модерации процессов принятия и оформления таких решений, образует общественные слои (опять же, по зиновьевскому пониманию «слоя»), количественно и качественно достаточные для осознания собственной… «идентичность» слово слишком умное, пусть будет «достаточные для воспроизводимого понимания своей нужды в сохранении и улучшении текущего положения дел». Ну да, «жить хорошо».

То же слово «коррупция» потеряло свой смысл («разложение»), перестало иллюстрировать штучные случаи продажи на сторону не принадлежащих продавцу его административных полномочий, а стало чем-то вроде «плохой погоды» в ежедневных прогнозах – это как раз описание одного из аспектов взаимодействия «сверхвласти» (вновь по Зиновьеву) с «властью», с известным нам «государством».

На всякий случай: советскую эпопею Александр А. Зиновьев рассматривает, как «сверхобщество» на минимальном ресурсе, когда эти решения (Партия как «сверхвласть» и проч.) стали продуктом стихийного творчества масс, вызванного к жизни катастрофой начала ХХ века и кое-как оформляемого людьми, слышавшими Маркса в режиме «Моня Рабинович напел». «Жить захочешь – ещё не так раскорячишься».

Кардинальное отличие «советских решений» от «западных» заключается в том, что «западное сверхобщество» есть продукт изобилия, избытка и благоденствия, а в своём развитии оно выступает и как инструмент, и как результат исторической победы в «холодной войне» над СССР. Зиновьев употребляет образы «советской пустыни» и «западных джунглей».

Ладно, обратно к теме.

«Государственность» как набор практик, по Зиновьеву, возникла вследствие завоевания и покорения одного человеческого общежития другим (автор предлагает термин «человейник»). Будучи сохранённой и распространённой, «государственность» создала решения, во-первых, облегчающие существование групп, где она практиковалась, а во-вторых и главных, выгодные для распространения отдельно взятыми людьми в интересах собственного преуспевания в этой жизни. Или в следующей.

И вот я о чём. В догосударственном по своему развитию «человейнике» «большие люди» всё равно были. «Большие» в смысле «физически сильные», «хозяйственные», «посвящённые»… да мало ли какие. И было бы заблуждением считать, что все они – или даже решающая их часть – приняли возможность новых жизненных практик, связанных с «государственностью», как благо. У взрослых, состоявшихся людей консервативное мировоззрение вероятнее радикального.

Сугубо надуманный сюжет.

Собрание племени. Встречают победителей в выяснении отношений с достаточно далёкими соседями. Стоят молодые парни… посылали-то как раз, чтобы проредить их поголовье... рассказывают, как они к стойбищу подкрались, а потом всё настолько хорошо срослось, что мужиков они там вырезали всех, без оглядки и потери хитпойнтов. Так что тамошних девок и всех, кто мог хотя бы отдалённо за девок сойти, в течение месяца, в разных позах, а они (девки и подобные им) там пищали, верещали, подносили еду и питьё из вражеских запасов, надеясь на лучшее, и даже трупы своих недотёп похоронить не могли. Заняты были. По кругу. Ну, а перед уходом – и их тоже. И в течение этого рассказа на собрании один из самых ярых храбрецов из-под свежего шрама смотрит на обстоятельного и зажиточного мужика, который его полгода тому назад палкой гонял от своей дочки. Нехорошо смотрит. И на самоё дочку тоже смотрит, всего лишь немногим лучше.

Сюжет, повторю, сугубо надуманный, да и сказки детям потом будут рассказывать с другой точки зрения, но «государство», имхо, начиналось как-то так. И неизбежной частью такого начала был конфликт между теми, кто собирался преуспевать в рамках «государства», с теми, кому для преуспевания достаточно было прежнего общежития. Этот конфликт имел своим результатом изменение качества связей, существующих между этими двумя подгруппами.

Чтобы качество связей изменилось, какие-то из них должны укрепиться, получив энергию извне, а какие-то ослабнуть, энергию вовне отдав.

Нет, речь идёт не о размене связей друг на дружку, это как раз настолько частный – рекламный, я бы сказал – случай, что именно он нуждается в отдельном доказательстве.

Речь идёт о том, что общежитие, в котором идёт такая социальная эволюция (появление «государства») будет, во-первых, забирать у «внешнего мира» (природы, загробного царства, окружающих племён) всё, что сойдёт за нужный здесь и сейчас «ресурс», а во-вторых, сбрасывать во «внешний мир» свой внутренний («бабы, выйдите») хаос – как актуальный, так и потенциальный. Например, в лице молодых буйных парней, отправляемых куда-нибудь прославиться.

И я основываю утверждение о неизбежности в прекрасном далёке войны – на уподоблении процессов появления «общества» в начале времён и современных процессов появления «сверхобщества». Повторю опять уже вне скобок: определения зиновьевские.

Сейчас в «развитых странах», на условном «Западе» идёт конфликт, где одной стороной выступают общественные слои, обеспечивающие феномены «сверхгосударства», «сверхэкономики», «сверхидеологии», как решения исторически новых и очень сложных задач по управлению огромными массами людей, а другой стороной выступают зажиточные обстоятельные мужики… извините, я хотел сказать «общественные слои», имеющие старый добрый профит со старых добрых «государства» (отдельно взятого), «экономики», «идеологии» и проч..

Внешнему наблюдателю течение конфликта видится беспорядком, смутой, разложением. «Скоро всей вашей Америке кирдык».

Пример. Та же «гендерная» суета на «Западе» есть объявление «сверхгосударством» своей способности контролировать сколь угодно многочисленную группу людей, где может быть «каждый с каждым», а не только «мужик с чуть младшей бабой», со всем сопутствующим разнообразием общежитий низшего уровня (домов, семей и проч.), о своём абсолютном превосходстве в этом аспекте над «государством», которому как раз и нужен предсказуемый «традиционный» быт, а иначе оно захлебнётся в нестыковках.

Комплементарными решениями оказываются, во-первых, ввоз извне человеческого материала, у которого ещё нет понятий об ограничении воспроизводства, а во-вторых, фактического поощрения такого положения дел в ойкумене, когда во имя разновсяких идеалов оный материал воспроизводится.

Что? Качество ввозимого материала? Ничего не умеют, только жрать хотят? И поэтому скоро всё тут падёт, ха-ха-ха?

А это дело не «сверхгосударства», это дело старого доброго «государства», которое никуда не девалось как набор технических решений. Вангую: Вы ещё увидите вполне себе поднявшихся мигрантских детей – людей во всём многообразии «гендеров», но с тем же огнём в глазах, который у белых людей на «Западе» был во второй половине ХХ века. Эти квазифемально-поливиргинальные арабы в экзоскелетах Вам Хайнлайна цитировать будут. Если доживёте.

Ах да, Вы же сюда насчёт войны заглянули. Так Вы уже знаете ответ. Дети того шрамолицего парня, они же внуки того зажиточного мужика – они ведь десять тысяч лет назад тоже пошли вовне. Умрут – хорошо, не умрут – ещё лучше. Куда пошли? А куда не жалко.

Трубопроводы, то есть дешёвая энергия. «Северный Арктический путь», то есть дешёвая перевозка. Миссии по успокоению Ближнего Востока, то есть дешёвый порядок в импортируемом человеческом материале… нет, ну что вы! – нас, традиционных умеренных консерваторов (что там ещё Путин недавно наговорил?) должно быть жалко. К нам не придут. Администрация РФ для того старается – и это не ирония, а благодарность.

Сталин с компанией тоже изо всех сил старался, спасибо им за это. Сами знаете, не помогло. Думаете, Путину поможет?

С другой стороны, состояние и позиция РФ тут не то, что понятны, но…

Наброшу: Пётр Великий в своё время решил одолжаться у голландцев и англичан именно потому, что те были максимально на нас не похожи. Прекрасно далеки. Не поляки, на которых оглядывался Софьин двор, и которые без труда привели бы нас к своему знаменателю.

Рискну утверждать, что РФ сейчас импортирует состоявшиеся и/или доведённые до ума техники «западных» государств и «западного» «сверхгосударства» (и иных феноменов с приставкой «сверх-») именно потому, что они представляют собой «доведённые до ума» алгоритмы и протоколы, очищенные от «общественных» и «национальных» примесей. Развивать их среди родных осин стало бы делом невозможным либо отягощённым необходимостью подражания всем соседям, кто успел развить их раньше.

То есть отдельно взятые феномены «западных» «сверх-» сущностей, импортированные в качестве технологий по обеспечению суверенитета российского общества и государства. «Восстание обезьян», макака с М-16, понимающая, что это такое, и как оно работает. И эта макака – у нас тут. Я надеюсь на неё, во всяком случае.

Это, к сожалению, никак не отменяет возможности атаки «Запада» на РФ просто потому, что энергию от разборок «сверхобщества» с «обществом» надо куда-то девать, а ресурсы извне на поддержание этих разборок надо откуда-то брать. Придумать оправдание решения и оформление процесса атаки на ойкуменную и немыслимо чудовищную в своей мерзости сущность «Россию», сколь угодно гуманные и общечеловеческие, это пара минут плюс-минус уже существующие достижения по поиску мирового зла.

Так что, уважаемые читатели. Война. Война в силу процессов, которые у нас тут могут только отсрочить, чем и занимаются (газопроводы, пути, миссии), но не остановить. Война с целью разрушения нашего общества и установления совершенного беспорядка в наших границах… чтобы на улицу было выйти нельзя. Война, которую всякий противник поддерживает в силу своего глубокого убеждения, что Вы – существо низшего порядка по сравнению с ним, и ведёт, чтобы доказать себе, прекрасному, это отношение (о том, что шведы в Северную войну творили с пленными русскими, лучше не читать).

И вся эта радость совершенно не зависит от того, что творится и будет твориться конкретно у нас тут в следующие пятьдесят примерно лет.

Они, «западные» молодые удалые парни, к нам сами придут, ядерные бомбы там или не бомбы. Придут из-за своих проблем, к которым мы не имеем отношения – хотя они будут утверждать обратное (как сейчас утверждают). Придут, чтобы убить и разрушить возможно больше того, что они тут увидят (экспорт хаоса), и взять себе («установить взаимовыгодные отношения по экспорту газа, денег и вагин») того, в чём они будут нуждаться. Всё.

Ах да, «ядерный Армагеддон»… это прекрасная идея и прекрасное решение. Его проблема в том, что оно определено действиями с характерным временем… ну пусть будет полчаса, польщу. Я здесь говорю о процессах на полвека. Извините. Даже «война» у меня тут по ИГШ: «взаимодействие субъектов, в котором выживание как минимум одной из сторон не является ограничивающим условием», а не Левитан по радио.

Иными словами, даже если ихние сюда придут с «а давайте вы, русские выблядки, тихо и мирно сдохнете, чтобы нам сладко дышалось», а здешние, если им позволить, в ответ воспоют: «мир и гармония во Вселенной важнее злопыхания и недоброжелательства» – так это всё равно будет «война» в моём понимании. Даже если в понимании «Запада» такое останется как «мы попросили их сдохнуть, и они сдохли потому, что мы такие славные и сияющие, а они нас так и встретили, хотя сами они полное …, и в аду своём сейчас горят и будут гореть вечно, как то самое …».

И на этом всё. Хорошего времени в Омеласе. Спасибо за внимание.

ПостСкриптум.

«Нет войны – я всё приму:
Ссылку, каторгу, тюрьму.
Но желательно в июле
И желательно в Крыму».


Tags: война, история, общество, политика, теория, футуризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments