Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Об индустриальном интернационализме и "Цивилизации"...

Поигрался в "Цивилизацию", сформулировал пару-тройку мыслишек. Опять-таки, в приближении, ибо обдумывать ещё надо. В общем, подлежит рассмотрению в одном пакете с текстом "О неравноправии русских и империи".

Итак, помнится, я уже говорил об интернационализме. О том, что он может быть выгоден. Напомню цепочку рассуждений: другой народ мыслит на другом языке, следовательно, видит мир по-другому - даже в рамках одних и тех же воспитания, идеологии и проч. При той же точке зрения у разных народов, выражаясь метафорически, могут быть разные, уникальные, способы зрения. Отсюда следует, что подключение иных способов зрения в рамках поиска решения каких-то общих проблем полезно. То есть, союзные народы нужны именно для этого и только для этого. Для всего остального есть свои люди. Это и есть сухое объяснение всяческих периодов про "цветущую сложность", "многообразие" и прочую хрень.

Понятное дело, такое участие надо оплачивать, но оно не оплачивается деньгами. Как только на сцене появляются деньги, всё рано или поздно сводится к их распилу в ущерб основному делу. В деньгах проблема общежития народов вообще не решается. В итоге мы получаем людей, *сорвавшихся с цепи* из родного аула в русский город, начальников-"россиян" и аферу с чеченскими авизо. Спасибо, не надо.

Реальная оплата за уникальную помощь в решении русских проблем - это доступ союзного народа к мировой культуре (тут речь идёт и о науке, и о технологии - в общем, обо всём, связанном с обучением созданию артефактов и использованию их) через русский интерфейс. Повторяю - к культуре, а не к слову fuck из телевизора. Если кто-то думает, что этого мало, что это и так не проблема, что такое всегда делается по умолчанию, он ошибается. Индейцы - те, что остались в живых - в мировой культуре большого слова не сказали и вряд ли в ней до сих пор разбираются. То же касается человеческого материала, который ан масс получился в Америке из завезённых туда африканских рабов.

Понимаете ли, народ, живущий на земле (я не беру в расчёт всякого рода диаспоры), производит всевозможных гениев и мастеров в количестве, которое увеличивается с численностью народа в пропорции. Например, на десять тысяч населения - один гений, на двадцать - два и так далее. Помянутые тысячи должны вкалывать, чтобы получился какой-никакой излишек, на который этот гений должен развиться - музыкальный кружок, школа художников или математический лицей. Гений потом ещё должен а) быть готовым к тому, чтобы попасть туда и б) действительно попасть туда. Затем гений ещё должен себя раскрутить.

То есть понятно, что малый народ реализует меньше гениев, чем большой, и уровень его собственной культуры всегда ниже или, по меньшей мере, не так разнообразен. Скажем, в большом народе пять школ пения, в малом одна. Большой народ породил пять гениев, малый одного. Три из пяти гениев большого народа так и не раскрыли свой талант по жизненным обстоятельствам, не попали в школу и проч. Двое раскрыли и, как нынче выражаются, "пополнили сокровищницу мировой культуры". Одинокий гений малого народа мимо единственной школы промахнулся и сокровищницы не пополнил. Счёт не 5:1 (в пять раз больше), а 2:0 (больше неизмеримо).

Очевидно, что если большой народ обеспечивает малому доступ к культуре, то считаем шесть гениев и шесть школ. Шанс реализоваться гению из малого народа резко повышается. Прелесть в том, что это игра с ненулевой суммой, то есть гений из малого народа а) в общем случае места гения из большого народа не занимает; б) получает лишний шанс на раскрутку за счёт своей экзотичности для большого народа; в) в какой-то мере обогащает и культуру большого народа.

Это, я считаю, хорошо, тут я форменный интернационалист. Но здесь же мой интернационализм и заканчивается. Денег малым народам давать не надо даже в оплату лояльности. Пусть зарабатывают, каждому народу есть что предложить. Помощь в техническом, культурном и социальном развитии должна сводиться только к подготовке кадров для такового в обмен на снятие с этих кадров маржи для себя (см.выше). А вот собственно заводы для себя пусть строят сами, как научатся. Сами не хотят - пусть сидят в своих горах или на своих мызах.

Вваливание бабла в какой бы то ни было форме в дотационные национальные регионы к интернационализму никакого отношения не имеет; интернационализм, как утверждение равносубъектности народов (а не равенства и уж тем более одинаковости), тут ни при чём абсолютно. Это просто обеспечение лояльности малых народов через вложение денег, и форма этого обеспечения, как не одна империя убедилась на собственном опыте, тяготеет к упрощению и заканчивается банальными выплатами отступного. Наличными.

Это тоже игра с ненулевой суммой, причём для русских сугубо отрицательной - во-первых, эти деньги самим нужны, а во-вторых, лишние деньги в итоге идут разными путями на одну очень неприятную вещь - набивание цены местному национальному колориту, то есть задание ему форы в соревновании с русским (это соревнование идёт по умолчанию и не зависит от теплоты отношений между народами). И только вопрос времени, пока в малом народе разовьётся комплекс неполноценности из-за осознания того, что красота национальных лейблов оплачивается русскими деньгами. Гордый отказ от денег - маловероятен. А остальной выбор сводится к обоснованию своего права жить с труда русских (это "элита") или желанию того, чтобы русские вообще исчезли из поля зрения (всякая "сепаратистская оппозиция"). Впрочем, одно другого не исключает и часто существует в трогательном согласии.

И вот тут, камрады, есть одна очень хитрая заковыка. Мне скажут, что существует не просто уважаемый мною минималистский интернационализм, а правильный интернационализм, например, пролетарский, который требует не деньги националам давать, а заводы на их земле строить. Мол, заводы украсть труднее, у рабочих разных национальностей общее пролетарское сознание вырабатывается, да и деньги можно так посчитать, что лишних не будет, тем более наличных.

Предположим даже, что всё это правда. Предположим, что по некоторым параметрам там заводы поднять дешевле, то есть русских денег будет потрачено меньше, чем если бы заводы были "только для русских" (построены на сугубо русской земле и/или к участию в их эксплуатации и доходах иные этнические общности не допускаются вне рамок обмена на какие-то чисто свои продукты, нужные русским). Предположим, что народ, на земле и под рабочую силу которого будет это строительство, вроде не питает к нам злых чувств и не собирается их питать в ближайшие двести лет, а вообще рад и счастлив - что в индустриализацию было, кстати, правдой.

Казалось бы, сумма доходов с построенных заводов при соблюдении всех этих условий будет той же или даже повыше, если бы заводы были "только для русских". Положим, что сами русские получат больше денег с такого подхода. Где здесь подвох?

А вот где. Запускаем "Цивилизацию" и смотрим.

В игрушке батоно Майера очень грубо можно посмотреть, что такое "барьер" (я не знаю, как описываемое мною реферерирует к термину "фазовый барьер", используемому в ИГШ, посему просто "барьер"). Вам надо развить город. Вы возделываете землю вокруг него, тянете в город продовольствие, народ размножается - хлоп, перестал размножаться. Что за дела? Нет амбара. Построили. Народ продолжил размножаться.

И по достижении определённого уровня населения в городе начинаются бунты (читай: отключения города). Просто потому, что народа слишком много, а фишек, народ успокаивающих, в городе не построено. Так вот, "барьер" - это когда технологии, необходимые для постройки нужных фишек, учёными пока не открыты, то бишь в игре их ещё нет. А проблема уже есть, причём проблема, которая вне открытий, чисто усилиями политическими или экономическими, просто не решается, в лучшем случае оттягивается на потом (обычно через экспансию, которая в случае плотно заполненной и равномерно развитой территории экономически невыгодна и/или ведёт к войне).

Тут ещё важно понимать, что отличие реального мира от игры состоит в том, что играющему, по крайней мере, известно о существовании нужных технологий - глянул в цивилопедию и всё. В реальном мире с предсказуемостью решений, мягко говоря, похуже, да и люди живые, жалко их.

А вот теперь с точки зрения наличия этого "барьера" в реальном мире (не обязательно по причине перенаселения, там могут быть причины и технологические, и экономические, и социальные) рассмотрите две стратегии постройки заводов. Одна - та самая, пролетарского интернационализма, когда все нации тянутся вверх равномерно, а русских придерживают и даже приопускают, как советовал Николай Бухарин. Дабы не вырывались. Другая - когда русские используют свой потенциал развития только для себя, обеспечивая другим народам только доступ к технологиям (образование в первую очередь) и давая им самим право решать, хотят ли они модернизироваться своими силами или вообще не хотят.

Результат первой стратегии мы видим. Если не замыкаться на национальных чувствах, то хуже всего не то, что построенное нами оказалось за нашими пределами, а то, что оно там не нужно; что оно не столько отобрано, сколько брошено. То есть это пощёчина не только русскому самосознанию, но и собственно идее технической модернизации на основе пролетарского интернационализма. А то, что вопреки всем этим интернационалистским идеям именно русские тянули на себе индустрию в национальных регионах, вызывает только дополнительное отвращение, как и всякая работа на халяву.

Опять же, если мы как союз народов при продолжении такого равномерного развития втыкаемся в "барьер", мы втыкаемся в него все, сразу и практически одновременно. Сбрасывать получившееся напряжение просто некуда, разве что через общую госграницу. Кто играл в "Цивилизацию", тот знает, что такое бунты в большинстве своих городов (скажем, у Вас есть 4 города размером 9 каждый), и как это сказывается на игре. А теперь спроецируйте на реальный мир с учётом того, что решение не предсказуемо, и не факт, что оно вообще существует, да и времени на его поиск нет.

Вторая стратегия - много более развитые, чем периферийные народы, русские втыкаются в "барьер" первыми, и у них есть союзные народы, которые тогда как раз и можно начинать тянуть вверх, за счёт экстенсивного расширения оттягивая кризис - проще говоря, на поиск ответа появляется время. Положим, у Вас один бунтующий город размера 16 и пять окраинных размера 4 (те же 36, что и в первом случае 4х9). Вы спокойно вытаскиваете из бунтующего города колонистов, одновременно успокаивая бунт и поднимая соседние города, а за это время учёные находят нужную технологию, и Вы продолжаете развиваться, пробив "барьер" без серьёзных потерь.

Я уж не говорю о том, что потери по вложениям *в случае чего* для второй стратегии много меньше.

Откуда вообще появилась эта ошибка с обязательным повышением цивилизованности периферийных народов за счёт русских? Можно сказать, что это виновата идеология неправильная, что к нам это всё в пломбированном вагоне привезли... Зерно правды тут есть, но не слишком большое, потому что с идеологией в известное время у нас обращались вольно и идеологов держали скорее в положении галерных рабов, чем жрецов. Потребовалось бы, оправдали бы всё, что угодно. Но этой вещи, похоже, просто *не увидели*.

Я полагаю, что большевики ничего не знали о "барьере", полагая развитие чисто линейным. Советская власть есть, электрифицируем страну, быстрее-выше-сильнее, и будет коммунизм. То есть каких-то качественных изменений просто не ожидалось. Скажем, некоторые проблемы городского общежития, характерные для советского общества, были решены уже при рынке, причём решены очень легко. И это не столько заслуга рынка как мироустройства, сколько элементарное неумение предвидеть, что качество человеческого материала с урбанизацией неизбежно изменится.

И в заключение о покупке лояльности из военных соображений. Вроде бы вполне уважаемый подход, практикуемый всю историю, почему бы и не привлечь периферийные народы звоном золота и множеством мелких услуг, дабы врагу не продались...

Однако дело в том, что с развитием техники возникают два принципиально новых обстоятельства. Первое: армия даже в мирное время становится менее зависимой от лояльности местного населения и много меньше таковому мешает, то есть цена лояльности падает, а цена нелояльности для потенциальных партизан как раз нарастает (редкий человек желает начать партизанскую войну на своей территории не под сурдинку какой-то уже идущей крупной войны). Второе: сама по себе военная техносфера (как одна из немногих областей поощряемой большим народом сложной деятельности малого народа) становится одной из составляющих того доступа малого народа к культуре и цивилизации, о котором шла речь в начале текста. Проще говоря, служба в армии как привилегия - за чаемое гражданство, или ещё как. И тогда проблема обеспечения милитарной лояльности периферийных народов решается в русле того самого интернационализма, о котором я говорил. Без покупки за наличные.

В общем, опять-таки понятно, что я описываю вполне себе имперскую структуру, весьма уязвимую к "игре на понижение", то есть внесению раскола между народами через обычный соблазн, подкуп. Но это решается через готовность вести очень долгое и жёсткое информационное противостояние, проигрывая и отыгрывая обратно периферийные народы, вынуждая оппонентов очень сильно тратиться на них, отрабатывая систему управления, малоуязвимую к предательству на национальной почве, но в то же время не мешающую сосуществованию... и прочая, прочая, прочая.

Как такое применить к современным условиям - вопрос для меня вообще пока тёмный (кое-какие наметки были в тексте "О неравноправии русских и империи")... Однако всё же, имхо, традиционные методы обеспечения мирного сосуществования народов в едином государстве, с развитием информационных систем и появлением таких сил, как (грубо) "терроризм", устаревают, как устарела рыцарская конница с изобретением огнестрельного оружия (я знаю, что причины там были другие, но метафора хороша).

Такие дела.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments