Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Жюль Верн как причина Первой Мировой войны.

Елена Дьякова запомнилась мне до сей поры только высказыванием в статье о суде над устроителями контррелигиозной выставки в сахаровском центре: "...а истинное православие теплится тихонько внутри себя" (признаюсь сразу: этот коан я не решил, Буддой мне не бывать). Статья же "Полумесячные проблемы" с подзаголовком "Они не дают покоя писательнице Чудиновой («Мечеть Парижской Богоматери») и коммерческому издательству, которое готовит подросткам «Войны будущего»" привлекла моё внимание по двум причинам - во-первых, я читал всех авторов, которые там упоминаются, а во-вторых, там мило и беззащитно проявляется то, что либеральными убеждениями назвать уже трудно, а приходящие на ум определения вращаются по орбитам различного эксцентриситета вокруг гравитационного центра выражения "природная подлость".

Истинную прелесть придаёт статье то, что она выдержана в постлиберальном стиле "доноса, который никто не будет читать" - что не может не радовать.

Итак, госпоже Дьяковой не понравилось то, что издательство "Эксмо" - насколько мне известно, обычное коммерческое предприятие со своими правами и обязанностями - в погоне за прибылью начало издавать серию книг "Войны будущего".

"«ЭКСМО» и приток его «Яуза» в 2005 году запустили новую серию фэнтези.

Закон жанра ясен: это чтение для подростков. Линия называется «Войны будущего». На каждом томе — надпечатка «Максим Калашников представляет!». (Нужно расшифровывать оружейный псевдоним?)"


Не нужно расшифровывать. Многие и без того знают, что носитель псевдонима - без разницы, как к нему и псевдониму относиться - несколько более успешный журналист и книгописатель, чем госпожа Дьякова когда-либо будет, что его тексты влияли и влияют на население в несколько большей степени, чем всё, что госпожа Дьякова написала и, вполне вероятно, ещё напишет. Некоторые даже поговаривают, что Максим Калашников в симпатиях к фэнтези и вовсе не замечен, а если и замечен, то эти симпатии бледнеют перед его симпатиями к совершенно иным жанрам.

В связи с этим у читателя может возникнуть вопрос: неужели предал человек с оружейным псевдонимом свои идеалы, неужели переметнулся в стан толкиенистов, неужели носит в кармане дайсы, меча их во время каждого интервью, неужели восклицает "о Элберет Гилтониэль", когда попадает молотком по пальцу во время ремонта?

Отвечаю - нет. Просто госпожа Дьякова не знает, что такое "фэнтези", хотя словом активно пользуется - впрочем, для обозревателя "Новой Газеты" такое неудивительно. Ниже будет указана конкретная причина этого - банальный плагиат.

В несколько абзацев госпожа Дьякова расправляется с сочинениями Фёдора Березина, которые, скорее всего, тоже не читала или, в силу помянутого выше гравитационного центра, намеренно искажает. Не верите?

Что ж, вот одна из линий "Красного Рассвета": русские наёмники в Африке под контрактом выбивают банды, которые намеренно распространяют СПИД - то есть является сотня жизнерадостных, но смертельно больных негров в деревню и всех под дулом автоматов насилует без различия пола и возраста. Идеологическое обеспечение действий банд - смесь "помирать, так с музыкой" и дьяволопоклонничества.

Госпожа Дьякова: "русские мальчики делают карьеру карателей-наемников: их нанимают отстреливать в Африке население областей, зараженное СПИДом". QED. Остальной сюжет изложен примерно с той же степенью соответствия.

Кстати, мне сочинения господина Берещина нравятся не шибко, автору ещё учиться и учиться; даже самую удачную, имхо, у него вещь - "Экипаж чёрного корабля" - портит маниакальное пристрастие автора к суффиксу и окончанию "ость".

Дальнейшие претензии госпожи Дьяковой, однако, затягивают нас в удивительный и непознанный мир либерального мировоззрения.

"По интонации романы Березина на удивление беззлобны. Так, смесь Луи Буссенара с компьютерной стрелялкой на тысячу страниц. Но по фактуре… Г-жа Донцова и глянцевые авторессы вызывают живое сочувствие. Словно бабушки с редиской, которых сержанты гоняют от метро. Благо дело нехитрое.

А вокруг метро тем временем вербуют шут знает куда.

Кто ж читает фэнтези, кроме старшеклассников?"


Во-первых, покажите мне старшеклассника, читающего Донцову. Только взглянуть на это чудо, а потом и умирать не жалко. Во-вторых, сколько лет в 1918-1920 было тем, кто вырос на беззлобном Буссенаре? В-третьих, одного у госпожи Дьяковой не отнять. Донос оформлен качественно. Что ж вы, мастера духа и гении критики, печалуетесь о развращении росийской популяции книгами Донцовой и забвении Аксёнова, Ерофеева и Войновича? Тут уже вербуют. Не гоняйте Донцову с её редиской от метро, слишком просто это...

Следующий период натолкнул меня на очень серьёзные размышления.

"«Шут знает куда» у всех авторов разное. В романах Питерса (где поле битвы Россия) «амеры» нам союзники. Зато в Сибири-2020, охваченной Гражданской войной, идет бой с Японией. В романе Березина «Красные звезды» истребители «несуществующей страны СССР» бомбят американский флот. На обложке снова апология, даже в стихах: «То, как Березин навалял Америке, бен Ладену, похоже, и не снилось». Тоже красивый стратегический партнер…

У мальчишки-читателя — не голова, а Реввоенсовет. Вся в кольце фронтов."


Дорогие мои либералы. И дешёвые тоже. Мы живём в одном и том же мире, в котором нет большой войны. И одновременно мы живём в разных мирах. Я обитаю в мире, в котором большая война будет. Вы живёте в мире, в котором её не будет никогда, в котором само предположение о ней есть весёлая шутка.

Если большая война будет, то неважно, когда и с кем она будет. В любом случае к ней надо готовиться. Непременным условием подготовки является осознание возможности такой войны населением. Хотя бы через пару книжек, прочитанных в школьном возрасте и почти забытых. Противоположная точка зрения, если исходить из интересов государства, нации и общества, попросту преступна. И в конечном счёте намного дороже обходится.

Не верите мне, вспомните историю. Во Вторую Мировую Европу обрушил Мюнхен, ставший вершиной тогдашнего лишьбынебыловойнизма западных наций, когда естественное нежелание воевать подменило реальное положение дел. Это было ошибкой, хотя бы потому, что Гитлеру чужое нежелание было совершенно пофигу. Мне всё равно, поручится ли госпожа Дьякова за всех потенциальных противников в том, что они никогда не станут актуальными. Мнение госпожи Дьяковой здесь недостаточно авторитетно.

Та война учит нас ещё двум очень важным вещам. Во-первых, солдат, который в своё время заработал значок ГТО ("готов к труду и обороне"), при прочих равных условиях наносит противнику большие потери, чем солдат, который такого значка не заработал. Во-вторых, тот, кто лезет на бруствер, выкрикивая "их бин арбайтер тоже!.. Не стреляй, камрад..." - получает пулю из "маузера". Готовиться надо к войне. И людей готовить во всех смыслах.

Любопытно, кстати, и то, что известная всеядность (плюрализм) проекта "Войны Будущего", в котором удобно устроился образцовый русофобский гон Ральфа Питерса, его от критики госпожи Дьяковой не спасает.

Но всё это было артподготовкой - извиняюсь за милитарный термин. Основной удар направлен против романа Елены Чудиновой "Мечеть Парижской Богоматери". Да, не Латынина. Не свои. Не "Джаханнам" и его продолжение, которое я, уж извините, не куплю - на те же деньги можно приобрести несколько килограммов помидоров, так что сами понимаете...

С претензией к роману насчёт недостаточной системности сеттинга я согласен целиком и полностью. Мир в романе "Мечеть Парижской Богоматери" прописан весьма нереалистичный и противоречивый.

"В «Мечети Парижской Богоматери» нет внятного ответа на центральный ее вопрос: как эти вот «они» (все — самодовольные, трусливые, предельно ограниченные, живущие сластолюбием, жадностью и принципом «чин чина почитай») безраздельно покорили Европу? И как сама Европа дошла до жизни такой?

Брошены невнятные слова: «секуляризация», «гедонизм», «либералы»."


Действительно, госпожа Чудинова. Надо было внятнее и объёмнее. Очень удачные отдельные куски - "ближние планы" - практически не стыкуются между собой, что создаёт впечатление нескольких красочных листовок на голой стене. Естественно, людьми, чьи антилиберальные убеждения систематизированы, понято больше, чем прочитано - но ведь книга-то не только для них. Кстати, очень недостоверно выглядит временная шкала событий.

Впрочем, когда одна женщина обсуждает другую, о "претензиях к системности" можно позабыть. Так и госпожа Дьякова всё не ест, вкусное выбирает. Вот, например, не понравился ей авторский оборот "грациозно оперлась коленом в… кожаное сиденье". Бывает. Опираются. Бывает ещё и то, что уничтожают "в Африке население областей, зараженное СПИДом". Не стоит "населению областей" пенять на "опёрлась в". Да ещё и рассуждать о том, что "корректура и редактура, увы, остались там же, где прочие формы адресной социальной помощи". Ничего, кроме обращения в стиле "кисакуку", это не провоцирует.

Вот госпожа Дьякова делает форшмак из цитат:

а) "Глаза мусульманок запомнились ему надолго — с ресницами, удлиненными тушью либо просто накладными, с обведенным контуром, с тенями металлик на веках… Скромности и целомудрия в них замечалось примерно столько же, сколько обнаружилось бы любви к закону и правопорядку в закоренелом преступнике, заточенном в одиночную камеру с начиненной (так! — Е.Д.) током колючей проволокой вокруг" (по сюжету - это французский парнишка думает, причём не вслух. "Начинённой током" - оборот неконвенционный, но авторы, именуемые классиками, позволяли себе и не такое);

б) "что делать в отношении мусульман не-боевиков, не-террористов, не-талибов. Ответ сводится к одному простому слову — проповедь" (кто-то из протагонистов вещает);

Госпожа Дьякова итожит: "Если пассаж о «глазах мусульманок» — проповедь, к ним и обращенная…" Я, конечно, понимаю, что вопрос прозвучит кощунством, но - а если нет?.. Ну, а вдруг всё же не проповедь, а? Бывает же иногда и такое.

"Нервный узел крайне серьезных проблем воплотился в манифест нерассуждающей, физиологической агрессивной неприязни к «чужим»."

Это - прямая ложь. Книга "Мечеть Парижской Богоматери" набита рассуждениями. О качестве оных умолчу, вопрос спорный, но недостатка в рассуждениях там нет. Насчёт физиологии авторессам и критикессам виднее, а вот обвинять в агрессивности книгу, основная мысль которой состоит в том, что люди, если хотят остаться людьми, имеют право хоть на что-то из отобранного у них - настолько либерально, что даже как-то скучно.

Далее госпожа Дьякова цепляется к словам Чудиновой о Никитине. "Как, например, объяснить, что очень крупное издательство выпускает уже третью книгу некоего литератора, в которой абсолютно открыто рекламируется исламский терроризм. …Жутко и дико… после Беслана знать, что сейчас эти книги лежат на лотках наших городов. А хуже всего то, что эти произведения проходят в жанре «фэнтези». Главный потребитель этого жанра — подросток."

Неприятно сознавать, что наша критикесса лямзит мыслишки у критикуемых ею авторов (см. выше). Никитин, кстати, действительно позиционировал себя как автор фэнтези, хотя помянутая серия к фэнтези никак не относится. Впрочем, неважно. Главное, повод для очередного доноса есть:

"конечно, некая экспертиза должна его труды изучить".

Затем следуют три могучих заключительных аккорда. Тут, похоже, госпожа Дьякова пишет сама, без чудиновских подсказок, так что эффект велик.

Аккорд первый:

"У доброго Жюля Верна есть детская антиутопия: немцы — сущие исчадия ада, французы снова воюют с ними до последнего вздоха.

Ну так эта антиутопия и сбылась (общими мощными усилиями) в 1914-м. Исторические последствия для всех участников на 40 лет вперед — перечислить?

200 тысяч раз сказали по-русски «демократия» — и стала она, уж какая есть. Потом сказали «Версаче» — и все рынки засверкали стразами.

Теперь скажем двести тысяч раз «война миров»?"


For i=1 to 200000 do writeln ('халва'); и Ваш компьютер скончается от сахарного диабета. Иные комментарии к этому пассажу дикорастущего гуманитария неуместны.

Аккорд второй.

"…Кто из знакомых мне подростков подсел бы на «Войны будущего»?

Да никто. В гимназиях, в бесплатных школах «юного психолога-востоковеда-программиста» при МГУ, у репетиторов — все были загружены лет с пятнадцати. А со второго курса пошли работать.

Но это дети защищенные. Разумом учителей и родителей. А многие тысячи их сверстников не защищены. И это именно вокруг них разом вдруг затоптались «Наши» и лимоновцы, демонстранты 4 ноября и исламский партизан в трех томах. И Чудинова, и краснозвездные ненавистники «амеров». Точно тендер какой объявлен на эту золотую жилу. «Войны будущего» невозможны без рядовых?"


А что, вообще какие-то войны без рядовых возможны? И, другой, более важный вопрос: сами-то что им предложите? Граждане либералы, вы хоть приблизительно представляете, сколько народу должно работать у станков и пахать землю, чтобы создались условия, при которых может быть оплачен репетитор "юного психолога-программиста-востоковеда"? Условия, при которых слова "психолог" и "востоковед" вообще имеют смысл?

Что вы можете предложить людям у станка, предельно вам чуждых, но без которых вы сами, извините на грубом слове, ни черта ни стоите? Прозвание "быдло", и "Аншлаг" в качестве досуга? То и другое не коммуняки придумали, да и лимоновцы с "демонстрантами 4 ноября" здесь ни при чём.

Большинство рядовых всегда останется рядовыми - это циничная правда жизни. Вот только одни предлагают обменять их недожитие до пенсионного возраста на "все рынки засверкали стразами", а другие предлагают мечту. Страшненькую. Неприятненькую. Некомфортненькую. Ибо "общественное бытие определяет общественное сознание"(с), как сказали задолго до нас.

Впрочем, у госпожи Дьяковой есть рецепт. Он был бы мил, если бы не был... впрочем, смотрите аккорд третий.

"Никем не озвучена только единственная спасительная программа. Что, это первые дети «тяжелых времен» в мировой истории? Сколько (хотя б в пореформенной России) было таких судеб! Суворин, Розанов, Ключевский, генерал Корнилов, генерал Деникин, Сытин, Кусевицкий — все они «сделали себя сами».

Путь этих людей описал В.В. Розанов (полусирота, выходец из проблемной и вовсе безденежной семьи): помолиться, встать рано и работать.

Сильный человек строит себя. Слабый — ищет виноватых где ни попадя.

Но это единственная «глобальная концепция», которую никто не проповедует."


Оставим в стороне мелкие придирки типа "от того, что кто-то себя строит, а кто-то ищет виноватых, количественное соотношение этих "кого-то" не изменяется". Оставим в стороне возражение, что не всякая доступная работа не то, что достойна, но хотя бы моральна. Посмотрим на список фамилий. Это поколение, которое либо прогадило страну, либо не смогло её защитить от тех самых "рядовых "войн будущего""! Пока они молились, вставали рано и работали... впрочем, эту историю все знают.

Честное слово, госпожа Дьякова - талант. Я впервые читаю человека, заколачивающего собственный гроб изнутри.

Завершает статью госпожи Дьяковой стандартный плач о том, что про затронутые в романе госпожи Чудиновой вопросы написаны умными людьми умные книжки, но их никто не читает. А почему? А потому, что

"Там, где из публичного поля в затвор уходят гуманитарии (историки, филологи, политологи, футурологи), картину мира начинает формировать сериал «Есенин». А за ним «Войны будущего»."

Ваши историки, положившись на моралитэ, визг и сопли, битву за историю уже проиграли. Ваши филологи обломали клычки о Шолохова, так что, например, Проханова теперь им можно только обсасывать. В затворе. Ваши политологи - объект насмешек. Ваши футурологи - ну, хоть одно имечко, сравнимое, скажем, с Максимом Калашниковым, приведёте? Какого-нибудь Толеранта Пацифидзе?

Не надо из собственного путешествия на свалку истории делать вселенскую трагедию. "Катитесь отсюда, без вас веселей"(с), вместе с сериалом "Есенин". Обойдёмся. И даже приличные гуманитарии у нас найдутся. В крайнем случае воспитаем со временем. Хотя бы из тех, кто пишет и читает в стиле гибрида Луи Буссенара и компьютерной стрелялки. Потому, что читают и пишут.

"Вот вам еда, вот вам еда, вот вам еда... ешьте. Понятно?"(с).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments