?

Log in

No account? Create an account

Категория: животные

"Дорогой кот,

я буду называть тебя так. Сейчас ты отправился в замок разбираться с людоедом, а я сижу в карете и думаю, почему и косцы, мимо которых мы с королём проезжаем, и жнецы, и мельники так охотно кричат, будто всё здесь поля маркиза де Карабаса, и мельница маркиза де Карабаса, и остальное тут маркиза де Карабаса, в которые ты меня записал.

Хорошо, я тоже здорово испугался, когда ты заговорил со мной впервые, - я тогда подумал, что мои развесёлые братцы опять подсыпали мне толчёных лесных грибов в завтрак - но я-то тогда был один, а эти люди, они целыми ватагами... они могут пугаться говорящей кошки, смеяться над ней, но для столь рьяного отказа от собственности на землю и имущество одной говорящей кошки маловато. Я сам мельников сын, я знаю. Не стал бы. Жадный.

Значит, и они что-то знают. Видывали что-то, что с виду не человек, а говорит по-человечески - и бояться такого научены.

Ты сейчас пребогатейшего великана-людоеда пойдёшь побеждать. Того самого, на которого король мне жаловаться не устаёт, и по землям которого мы последние несколько дней в этой трясучей карете едем. Говорят, тот великан во всякую скотинку умеет обернуться. Что во льва, которого я только на гербах видал, что в мышь, от которых мы такой убыток на нашей мельнице терпели.

Я еду, трясусь, королевское брюзжание слушаю и представляю себе, как лет через тысячу или пускай даже через пятьсот в школах станут учить про противоречия между владетелями побольше и поменьше, да про драки между ними с опорой на всех тех мельников, косцов и жнецов, да про изгоев вроде меня. Учить затем, чтобы такие интриги с войнами всякий малец с детства распознавал. А для простоты и те драки классовыми окрестят. Чтобы мальцу проще было со своими классными комнатами снести, когда он на переменах между уроками драться с соседними ватагами пойдёт.

Легко ему, тому мальцу. Мне-то своим умом доходить надобно.

И я тем умом вижу и предугадываю, как ты того великана мышью хитроумно обяжешь обернуться, да и съешь. Так съешь, что вообще великана-людоеда не станет, вот как не было его. Не докажешь, что был. Только замок с этим... интерьером... останется, и ты, в нём бывший, и я, туда входящий. Я, который весом поменьше льва, но побольше мыши. Таким весом, что тот великан-людоед и в меня бы смог обернуться. И в короля. И в дочь его - хотя, чтоб не вырвало от такой мысли, ту же тысячу лет ждать надо, тех же школ.

И в тебя смог бы. В кота. Сильно заранее.

Представь себе: надоело великану-людоеду великанствовать и людоедствовать, запугивая львиным обликом мельников да косцов. И решил он записаться в маркизы де Карабасы, до того сделав такого Карабаса самолично из младшего мельникова сына, передать себе в карабасовом лице замок свой с владениями, а потом влезть тем маркизом на королевскую дочку и сделать королевского внука... да.

Тут уж совсем ужас в том, сколь надолго он решил того внука сделать. Понимаешь ведь, верно?

Замок на горизонте, закат, стены эти зубчатые... И есть в том замке сейчас кот. Тот самый, который не пойми с чего заговорил, когда мне в наследство достался. Может, в замке тот самый кот, кем ты тогда представился, а может, там тот, про которого я сейчас пишу в этой карете трясучей. Не разберёшь. Кот Карабаса.

Ты представь себе: случись это всё не у нас, а у восточных дикарей в их "Священной Римской", так назвали бы того бедолагу, на которого вместо меня всё это выпало, не Карабасом, а, например, Шредингером, и случился бы ты не котом Карабаса, а котом Шредингера. Звучало бы, на мой вкус.

Я королевской дочери - она по нашим деревенским меркам перестарок, однако смотрится, лошадь: видно, что и ела сытно, и по углам от парней не пряталась; корсаж распёртый, руки так и тянутся - я ей всё это рассказал. Даже то, что я мельников младший. Она посмотрела своими глазищами крашеными и говорит мне: ты, дурилка, себе цену не сбивай, тебе ещё перед послами всю жизнь рисоваться, а те народ пронзительный, они твою нерешительность враз узрят.

И потому король, брюзга старый, один в замок пойдёт, без нас, разве что при охране. Чтобы убедиться, будто маркиз де Карабас всем этим владеет. Огромный лев этих визитёров, конечно, всех поголовно победит и схрумкает, однако ведь потом выходить придётся, к дочке любимой с зятем. Король, выходящий в одиночку, вызовет подозрения.

Я тебя предупреждаю, что льву, огромный он или какой, карету догнать трудно будет, кучера предупредили. А к такому хитрому людоеду в замок потом вся страна придёт, все города, которые королю присягнули. Что тестю присягнули, что мне. Тут сейчас в словарь слово "ар-тил-лер-ри-я", хотят записать, а я так и не понял, что это.

Потому ты смотри, кот Карабаса. А то ведь я папашу своего мельника любил, и за его смерть аккурат перед тем, как наш кот в моём наследстве заговорил, кому-то, может, и ответить придётся.

Оставляю это письмо на мельнице маркиза де Карабаса, - если верить её рабочему коллективу - с обязательством доставить в замок маркиза де Карабаса, то есть либо тебе, либо мне. Может, и сам потом доставленное прочту, посмеюсь. И ты, если прочтёшь, посмейся.

Пока можешь."


Давненько я сказками не баловался. Так что ловите. Про зайца и его лубяную избушку.

была у зайца изба лубяная, а у лисы ледянаяСвернуть )
(я невероятно извиняюсь. Думал постебаться на тему сообразного отстрела Чубайса, однако накрыло приступом перфекционизма, и мысли вдруг попёрли такими противолодочными зигзагами, что... в общем, читайте, если хотите, а я уже извинился. Заодно практиковался в сносках, не знаю уж, насколько приобрело/потеряло в читабельности)

Возвращаясь к истории новой свободной России, о которой уже шла речь в лекциях "Новые русские и лохи" и "О театре и Президенте", я мало говорил о религии. Коротко было упомянуто о доминировании варианта карго-культа, торгового шаманизма, с его максимой "хочешь жить - умей вертеться" (варианты: "крутиться, корячиться"), когда жизненный успех первобытного человека напрямую зависел от его искусства камлания. Однако уже тогда начал формироваться первый, во многом примитивный пантеон, одна из фигур которого - Чубайс - по праву занимает место в одном ряду с такими героями древности, как Гильгамеш или Прометей.

Вероятнее всего, легенда о Чубайсе зародилась в частях Ойкумены, расположенных за Полярным кругом. Полугодовая ночь и жесточайшие морозы неизбежно порождали легенды, схожие с греческим мифом о Персефоне, то есть основанные на идее *кражи* света и тепла.

Также те времена характеризуются оформлением рабовладельческого строя, пришедшего на смену общинным отношениям. Религиозная революция была неизбежна, и Чубайс здесь предстаёт как новое божество, идущее на смену хтоническому пантеону.

Народных сказаний, повествующих о Чубайсе, сохранилось немало, но они обрывочны и противоречивы. Опыт реконструкции, приведённый ниже, вполне может содержать анахронизмы и иные неточности, однако представляет собой наиболее связную версию из доступных ныне. Комментарии вынесены в сноски. в качельСвернуть )

Входная запись

Так как тороплюсь по делам-делишкам,есть некий шанс, что начатый журнал станет чем-то привычным. Наоборот, когда к чему-то готовишься, тужишься и пыжишься, оно забывается на счёт "раз".

Журнал будет посвящён потрошению животрепещущих тем: есть ли у алжирского бея под носом шишка, количество звёзд в главной последовательности, и украл ли котлеты валет?.. И вообще, еноты - животные политические, даром, что ли на них вакцина от бешенства не действует. Так что - здравствуй, СОРМ.

Бегу.

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger