?

Log in

No account? Create an account

Категория: лытдыбр

Как напоминает нам Александра Дреннан, "апокалипсис" переводится как "откровение". То бишь человек со всем вокруг даже помирать станет, узнавая нечто новое. Впрочем, про таукитян это ещё ле Гуин сказала.

Из такого перевода, однако, следуют... следствия. Например, то, что пресловутый пост-ап как жанр ограничен темой личной и общественной жизни после резкого, критического, радикального прироста знаний об окружающем мире, а это разрешает пост-апу несопоставимо больше, нежели экскурсию по парку незамысловатых аттракционов со своеобразным дресс-кодом.

Вообразите себе, что появляется теория, внятно и похоже на правду объясняющая всем желающим, как работает эта ваша "экономика". Ну там, "прибавочный продукт", "базис и надстройка", "общественные формации", ещё что-нибудь замысловатое. Конечно, изменение личной и общественной жизни в какой-нибудь стране, где такую теорию со всем рвением приняли за философский камень, представить себе очень трудно, почти невозможно, однако чисто умозрительно тамошние хроники могли бы сойти за эталонный пост-ап.

Про "демократические перемены" или "национальное возрождение" с этой точки зрения я распространяться не стану, было бы жестоко - это уже низшая лига. Всё же есть разница между тем, чтобы хлебать цикуту (болиголов?) из-за того, что достал целый город, и тем, чтобы обожраться собственным дерьмом от собственной жадности.

Так вот, осмысленная вещь в жанре пост-апа должна чуть более, чем целиком сводиться на прикидки, из-за какого такого нового знания об окружающем мире, об обществе и о себе прежние обычные и воспроизводимые (читайте: "хорошие", в кавычках читайте) поступки человек перестал таковыми считать. И почему.

Можно почитать "Эмигрантов" А.Н.Толстого, а именно эпизод, где князя Львова от большевицких передовичек штырит. Можно посмотреть говорухинское "Так жить нельзя" (1990), порадоваться ещё разочек.

Отсюда уже следует, что правильно придуманная вещь в стиле пост-апа будет живо отвергнута подавляющей частью аудитории по двум причинам.

Первая: по данному выше определению жанра произведение в нём будет состоять из сколь угодно ненамеренных, но явных указаний на условность, необоснованность и во всяком случае непросчитанность большинства современных и актуальных обывательских привычек, "хороших" черт характера и прочей удовлетворённости жизнью. Это получится лобовой экзистенциальный вызов, и первая, естественная реакция читателя на него "а кто ты такой, чтобы с меня за моё спрашивать".

Так получается, что автор для того, чтобы результативно потрудиться в серьёзном, не буффонадном пост-апе, уже должен быть "таким", с именем. Чтобы читали и слушали, затаив дыхание.

Вторая: если жить в дивном новом мире стало реально хуже, - не как в "Дивном новом мире", а чтобы еды было намного меньше, причём работать за неё приходилось бы намного дольше - то тот самый "прирост знаний", которому новый мир получается обязанным своим существованием, у любых вменяемых людей занимал бы почётное и самое объёмное место в багаже "а как оно в дивном новом мире всё устроено". Почёт и объём получался бы из того, что сам багаж после апокалиптических событий сильно уменьшился, - нет времени и сил размышлять об отвлечённом - а новое знание, откровение было бы актуально более всего. По меньшей мере поначалу.

"Единственно верное учение": и его надо расписывать работающим, и работающим хорошо, чтобы в жанре пост-апа получалось бы произведение искусства, а не страшилка и не листовка. А это тоже вызов всем, стригущим купоны на объяснении того, как устроен наш, непридуманный (я почти уверен в этом) мир.

Так что. Сперва читателя перекосит от покушения на его заветы и приметы, а потом естественную реакцию на этот перекос поддержат люди уважаемые, которых все слушают. Автору же увы, и чем лучше у него получилась вещь, тем более ему увы.

Итого, дальше тех самых незамысловатых аттракционов и дресс-кода жанр пост-апа сам по себе не пойдёт. Исключение: разве что за дело возьмутся "такие" авторы - и те не сами, а на заказ, причём заказ, обставленный дополнительными мероприятиями по приведению людей уважаемых в одобрительное расположение духа, чтобы те не петюкали.

Хорошо бы перед выполнением заказа "такие" авторы перечитали "Как закалялась сталь". Или "Чевенгур".

Спасибо за внимание.


"Ща" в названии - это не имя буквы, это родительный падеж от "що" из "а нас-то за що": из мема, ограниченно адресуемого по национальному признаку. Социальный, считаю, тут и вернее, и полезнее.

"А нас-то за що" из противостояния Украины и независимых республик

"Що" - это сознание субъектом чужого долга перед собой; чистое до токсичности стремление к восстановлению справедливости. Ловушкой "ща" оказывается само ограничение способов получить эту самую справедливость лишь её восстановлением, возвратом. Оно сопряжёно с обязательным переживанием ненависти: переживанием тяжёлым, требующим немалой дисциплины ума. Та есть не у всех. Питекантроп, нынче влетевший под 282 за публичные угрозы семьям блюстителей порядка, здесь может служить примером, близким к идеальному. От противного, конечно же.

Получить справедливость можно, не только восстановив её. Справедливость можно найти, отличить; можно сохранить; её можно построить, создать. Так же, как и власть, например. Эти альтернативные способы в зависимости от субъекта и ситуации могут статься лучшими и худшими, более и менее действенными или правильными.

Проблема "ща" именно в его чистоте. У человека нет иной меры окружающей действительности, кроме себя самого. Поэтому сам вопрос "сколько и чего тебе должны отдать, чтобы всё стало хорошо", у того же человека порождает скорее громоздкие и изысканные (человек штука сложная), нежели справедливые требования - что у отдельно взятого упомянутого выше питекантропа, что у граничащих с РФ псевдогосударств, мечтающих об астрономических компенсациях за совместную историю, что у всех этих перманентно униженных и оскорблённых мультигендеров на Заокраинном Западе.

Тяжесть, затратность переживания собственной ненависти, сопряжённая со столь же затратным... совершенством... частных планов по её преодолению создаёт рынок для консультантов, гуру, вождей у публики, которая, во-первых, не может или не хочет платить собственными нервами за переживание ненависти, однако при этом не видит иных способов, кроме ненависти, относиться к отсутствию справедливости вокруг себя; во-вторых, не готова отказаться от собственных порывов в оценке окружающего общества.

А источники дополнительных доходов этих вождей... читай: куда и по чьему заказу они обливающуюся слюнями публику поведут - уже их, вождей, дело.

Собственно, всё.

Ладно, ещё допишу относительно желательных последствий для великолепных московских борцов за свободу. Так вот: эта милая публика небезуспешно покусилась на тот самый порядок городской жизни, который обеспечивают те самые блюстители и который сводится, если по-простому, к предсказуемости действий первого встречного в городе. Улыбнётся или не улыбнётся - хрен с ним... мне главное, чтобы не бросился на меня, доброго прохожего, с зубами наголо. Или с Конституцией наперевес. Чтобы не мешал.

Итого, публика, дис-кре-ди-ти-ро-вав-ша-я этот порядок в Москве в последние дни, мне задолжала. Нет, я не москвич и в Москве вряд ли окажусь в ближайший месяц. Однако когда окажусь по своим делам, то мне, бе-е-едненькому, придётся тратить нервы на осознание и готовность несанкционированного прыжка борца за свободу из тени... а уж прыгнет за ним блюститель порядка с дубинкой или нет, на превентивный расход моих нервов не повлияет. Иными словами, вы, борцы, мне оказались должны и ради восстановления справедливости отдавайте.

Умный читатель уже догадался, а читателю небрежному я проговорю: я за клейма. Цифровые, дистанционные, временные и временные, вдоль-поперёк-и-всякие. Чтобы я, обыватель, не предчувствовал, а знал: рядом со мной экземпляр "а оно ка-ак прыхнет!" Чтобы, если такое чудо природы окажется рядом со мной во взаимодействии, требующего некоторого порядка, - работа и проч. - я сразу знал: это существо к порядку почтения не имеет. И да, чтобы я, обыватель, имел известные права по достижению порядка в присутствии клеймёного существа.

Понятно, что это требования к Прекрасному Далёку, а не к нынешнему положению дел. И тем не менее. Будущее начинается сегодня.

Спасибо за внимание.


Спорят о частностях, подробностях, деталях. Если оппоненты до начала спора не имеют общей точки зрения на главное, то спора не состоится, вместо него пройдёт состязание "кто вопит дольше, громче и обиднее". Спорт, а не спор.

На своём веку мне довелось засвидетельствовать немало споров о политике в жанре "что делать". Споров о будущем. Точки зрения были самыми разнообразными, однако все они вписывались в некую область, обусловленную согласием в главном.

шта-а, понимаиш, делатьСвернуть )


Пластиковый паспорт РФ планируют оснастить электронной подписью - раз. Не представленные в ГД политические объединения самых разных локаций и воззрений горюют из-за того, что царёвы люди зарубили им списки подписей бумажных - два.

Полагаю, тема рассуждения, как и следующий из неё вопрос, уже понятны.

Впрочем, можно дополнить, что создать и зарегистрировать партию в РФ - это "два" в квадрате и кубе: "столько-то народу в стольких-то регионах к такой-то дате". Не знаю, сойдёт ли за "три".

а если тема понятна, то и не читайтеСвернуть )


На полях. Дискурсивное.

Я просмотрел программы и предвыборные программы большинства из известных мне украинских политических объединений, что участвуют в завтрашних выборах в тамошний Верховный совет.

Новейшая история упомянутого заведения, её итоги и нынешнее оформление, имхо, делают словосочетание "взбесившийся принтер" (ЕВПОЧЯ) похвалой, а то и лестью. С другой стороны, только что прозвучавшие в РФ предложения о повышении статуса Думы в административных разборках верхнего уровня вполне могут сподвигнуть свидомитов на провозглашение очередной исторической победы - москали с нас, европейцев, пример берут, а как же.

Возвращаясь к прочитанным программам: программы те убеждают меня, что коммунистов запрещать ещё рано. Да, даже если запретить очень-очень хочется, потому как что-то такое из глубин национального сознания, истинной веры и трагической истории взывает к чему-то этакому.

Аргумент, как и большая часть аргументов из-за украинской границы, от противного. Коммунистическая партия нужна, иначе станется вот это вот - то есть то, что я прочёл.

"Вот это вот" - это бессистемные и противоречивые обещания, это употребление слов, значения которых употребляющие не понимают. Впрочем, может быть, та же "цивілізація" есть нечто в корне отличное что от цивилизации, что от a civilization, что от the civilization; не берусь судить.

"Вот это вот" - это, в конце концов, отсутствие программы вообще при наличии программы предвыборной. Как у нас ЕР, но у нас президентская республика: да и не стесняйтесь почитать, сравнить общий уровень.

Можно бы отправить меня самого вместо "программы вообще" прочесть, например, устав конкретного политического объединения на Украине. Так у тех же зеленских даже устава на сайте нет (или я не нашёл). Ну да, там только набор обещаний "всё сделаем хорошо" без объяснений "а почему это хорошо" и "как мы это сделаем". У порошенковских, кстати, "программа вообще" есть, 48-страничный фолиант: правда, там задаёт гопака вышеупомянутая "цивілізація". У вакарчуковских разницы между "вообще" и предвыборной нет, 34 страницы, и писали если не те же самые люди, то уж точно в соседних комнатах - в случае "Голоса", правда, за явно меньшие деньги. Устава у "Голоса" тоже нет.

Отдельно отмечу у себя "ни с чем не сравнимую радость узнавания" сразу в нескольких программах положения "деньги должны следовать за" (учащимся, больным, пенсионером)... должны - значит, последуют. Счастье привалит, обещаю. Даже по сравнению с нынешним положением дел.

Теперь российская пропаганда, то есть расхваливание "зажитти". Истинные украинцы, отвернитесь и зажмурьтесь, дабы не оскоромиться.

Весьма краткая предвыборная программа этой группы тоже не имеет под собой "программы вообще", лишь устав. Две с половиной главки программы посвящены выполнению условий РФ по существующим конфликтам, то бишь группа выглядит явным российским клиентом. Всё остальное можно описать как слабо упорядоченный набор обещаний по текущим проблемам, написанный "на отвяжись": насколько я могу судить, обещания столь же противоречивы и огульны, сколь и у конкурентов.

Истинные украинцы, можете повернуться обратно, открыть глаза, вытащить пальцы из ушей и прекратить орать гимн. Шутка.

Так вот, почему нужны коммунисты, даже нынешнего образца. Всем этим читанным мною авторам, претендующим на будущее целой страны, отталкиваться не от кого, опровергать некого, спорить не с кем. Ориентиров нет, рамки нет, точки отсчёта нет. Уровень не задан.

Если же нет соревнования с "безумием, в котором есть система", то и система исчезает за ненадобностью, и ум. Остаётся лишь соревнование безумий, которое, имхо, и явлено в читанных мною документах. А безумие, по мне, вещь унылая и в отсутствие системы схожая у разных людей. Или разных партий.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Ссылки на сайты украинских политических объединений я брал отсюда. Если ненайденные мною документы ("программы вообще" и уставы) есть где-то ещё, то буду благодарен за ссылки.

ПостСубСкриптум. Имхо, бандерлоги из "Свободы" технически могли бы претендовать на роль точки отсчёта, у них в программных документах тоже присутствует определённый порядок. Однако эндемичность и обусловленный ею радикализм помешают даже отталкиванию от них в общении с внешними патронами. "Мы не такие, как эти коммуняки, мы взяли от них только хорошее" кредиторам можно объяснить, - у кредиторов таких же эсдеков полно, они слово "Маркс" не гуглят - а вот "мы не такие, как эти ё...тые хуторяне, мы взяли от них только хорошее" объяснить будет намного сложнее, ибо хуторяне мало любопытны изначально.


Больше Лессингу, чем Крылову. А так всё прозой.

в чём-то вообще радиопьесаСвернуть )


Вряд ли оглоушу кого-нибудь известием о том, что немалое количество художественных образов и фигур речи обязаны своим существованием произвольному смешению биологического и социального понятий о жизни. Сложности начинаются дальше.

Биологическое: жизнь как способ существования белковых тел, а каков тот способ в подробностях, пусть учёные разбираются.

С социальным чуть сложнее, однако и там жизнь можно припечатать достаточно коротко, как переживание переживаний. То есть не "больно", а "я почувствовал, что мне больно". "Я" и "мне" здесь не отграничивают переживающего от ему подобных, а отстраняют его от него самого, задают время. Не "я, который не вы" пережил, а "я, который не моя пытаемая тушка здесь и сейчас".

Ничего сверхъестественного, никакой "души", всего лишь достаточно мощный процессор и разные процессы обработки внешних сигналов с разными протоколами доступа к. Аналогия, как и все аналогии, ложна, но всё же. Так называемые "святые писания" чуть более, чем полностью состоят из аналогий, им это не мешает.

"Больно" - один процесс, "я" - другой, причём не обязательно протекающий непрерывно на одних и тех же мощностях по обработке информации. Да, могут быть "я, который вы", переживание чужих переживаний, сочувствие, групповая идентичность и прочее.

Можно заметить, что социальная жизнь получается делом ещё дочеловеческим, а за "переживание переживаний" сойдёт всякий условный рефлекс, выработанный у скотинки даже не дрессировщиком, но повторяющимися внешними обстоятельствами: вопрос в их, рефлексов, количестве, взаимозависимости и в том, как вторая наша сигнальная всё это собирает, перекручивает и разгоняет.

Так вот, смешение биологического и социального понятия о жизни ведёт к ошибкам двух родов - что с чем путают - и двух видов - касается путаница начала жизни или её прекращения.

Разбирать все четыре ситуации долго, - там та же "душа" (скажем, ассоциация зародыша с полноправным членом общества при атаке на аборты) и куча другой поэзии - мне же интересны более сложные подходы к обывательскому мозгу. А те процветают на ситуациях, когда биологическая и социальная жизни входят в прямое противостояние.

То есть человек в порядке своей социальной жизни, "лишь бы не отказываться от способности переживать переживания", принимает решение отказаться от физического существования (герой, самоубийца). И наоборот: человек ради продолжения своего биологического существования отказывается от "я" как констатации своих переживаний (приспособленец, предатель).

Цирк с конями начинается по осознании факта, что переживаний у человека много (?), разных (?) и по огромному количеству поводов. Иными словами, жизнь как ценность, как социальная реальность - делима, дробима и, следовательно, манипулируема. А окружающая современного человека реальность тоже сложна, то есть состоит из кучи составных частей, и способна модерировать биологическое существование человека вдоль, поперёк и всяко. И тоже манипулируема.

Отсюда вопрос "а готов ли ты отказаться от своих переживаний А, Бэ и Цэ по поводам Икс, Игрек и Зет в обмен на сохранение удовольствий 1, 2 и 3 в ситуациях Альфа, Бета и Гамма?" перестаёт выглядеть чем-то совсем уж умозрительным. Всё становится реальным, но очень, очень сложным. Бочка варенья и корзина печенья ждут.

Тем более оно применительно к группе, где есть "я, который вы".

К чему я это всё. К тому, что вопрос вторым абзацем выше в наше время образует философскую каменюку при разработке, совершенствовании и продвижении всякой идеологии, её ключевой пробой для некоего ограниченного (хотя бы и стараниями сценаристов нового сериала) контингента.

Какой аскетизм вы хотите предложить, и ради каких целей? Более того, какой неосознанный аскетизм ("мы отказываемся не просто от самого действия, но даже от понимания, что оно возможно") вы хотите предложить, и ради каких целей? В каких ситуациях?.. и это была ваша идеология. Не нравится слово "идеология"? Возьмите "мировоззрение".

Спасибо за внимание. Товарищ майор, я просто думал вслух. Смотрите под ноги, хотя лето, и не принимайте "бочку варенья" на свой счёт в швейцарском банке.


Зашёл разговор о пенсии. Я запишу высказанное мною, собрав и отладив.

Одним из неизбежных эффектов гарантированной государством пенсии оказывается ослабление семьи.

Семья как предприятие - то есть как совместное действие, основанное на представлении о будущем - оказывается предприятием по инвестиции времени в производство времени. Детей делают и воспитывают, тратя на них своё нынешнее время, чтобы потом дольше жить, пока эти дети немощного родителя кормят. Горизонт планирования здесь десятки лет, предсказуемость результата... сами понимаете. А если понимаете, то не надо объяснять, почему на поддержание привлекательности этого предприятия в сравнении с любым другим способом, который выглядит проще и надёжнее, надо тратить огромные культурные ресурсы... зачем культура вообще нужна в обществе, если уж на то пошло.

Гарантированная государством пенсия есть один из таких способов решения той самой задачи производства времени, которые человеку мнятся проще и надёжнее семьи.

Пенсия госчиновникам на бумаге выглядит как справедливая компенсация за худшие возможности по производству кормильцев, связанные, во-первых, с возможной вынужденной географической мобильностью ("от гарнизона к гарнизону") и, во-вторых, с ограничением на участие в инициативных коммерческих предприятиях. Обраткой такой пенсии - или её лучшего качества по сравнению с пенсией обычной - должно быть отдельно взятое наказание за нарушение "во-первых" и "во-вторых". Если с "во-вторых" понятно (коррупция! бороться!), то про "во-первых", то бишь законом оформленные что перетасовку кадров по географии, что кару за доказанный отказ от назначения на кудыкину гору - почему-то молчат, в лучшем случае посмеиваясь над товарищами Бываловым и Огурцовым (близнецы-братья кто более матери-истории ценен?).

Распространение пенсии как привилегии ближней прислуги суверена на всё общество получается тогда, когда вынужденная географическая мобильность и запрет на участие в инициативных коммерческих предприятиях могут коснуться каждого. Читай: индустриализация и войны. Нет, я про Германию при Отто нашем фон Бисмарке (70 лет, мизерные суммы, но всё же). При этом ни индустриализация, ни войны не обезвреживают пенсии как эффективного конкурента производству/воспитанию кормильцев.

Отсюда гарантированное государством пенсионное обеспечение по гамбургскому счёту можно принять только как временное средство, допинг, обезболивающее для пусть весьма продолжительных по времени, но весьма радикальных по результатам общественных изменений, приспособления к меняющейся обстановке. Из-за этой продолжительности к средству привыкают и даже отказываются понимать, что можно иначе. Нет, не так, как дело обстояло до этих изменений, - тогда было тогда - а иначе.

Как иначе? Из изложенного видны следующие... отнюдь не рецепты, но всего лишь направления поиска.

Выравнивание уровня жизни, культурного уровня и доступности тех или иных благ по стране до наивозможного предела. Смысл: "везде как дома", минимизация ущерба от географической мобильности для любого гражданина страны. Москва, говорите?

Обеспечение возможности участия субъекта, наделённого обществом или государством теми или иными полномочиями, в любом коммерческом предприятии без продажи этих полномочий. Только не спрашивайте, как; не представляю. Это всего лишь следствие из изложенного, логика.

Пересмотр статуса текущих выплат по возрасту и недееспособности. Не "отмена выплат", а "пересмотр статуса". То есть те же деньги, но уже не как неизбирательно гарантированная государством пенсия. Создание условий для постепенного, минимум лет на тридцать перехода к желаемому положению дел, да ещё и с механизмами а) защиты против всевозможных "оптимизаций" и б) поддержки обратного процесса, то есть увеличения избирательности как по получателям таких выплат, так и по их валютам (см. "материнский капитал" с ограниченным доступом к благам).

Культурное обеспечение всего перечисленного плюс... даже не пропаганда, а постановка средствами культуры безальтернативности семьи и детей как образа всякого частного будущего, счастливого или несчастливого. Творческий поиск независимых художников "лишь бы не как все" в этой теме отправляется к чёртовой матери, и даже инициативное спонсирование такового должно влечь за собой неприятности. Прошу заметить, что речь не идёт о легальном запрете того или иного образа жизни и даже не о признании его извращением; речь идёт о блокировании его публичной пропаганды средствами культуры, и только.

Вот примерно так. Тема большая и чувствительная, но уж лучше так, чем молиться пресвятым Рынку или Справедливости. Ещё вернусь к ней.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. И напомню: это было всего лишь про один из способов уменьшить рождаемость на страх Т.А.Голиковой, далеко не единственный.


Всю неделю сидел на бакалаврской и магистерской комиссиях. На последней ещё и секретарил. С неё и буду делиться впечатлениями и предложениями.

Ниже сугубо субъективное брюзжание, попытка осмыслить проблемы и нюансы без презумпций и выводов космического масштаба.

учиться, учиться и учитьсяСвернуть )


На полях. Сюжетное.

"Дорогой кот,

я буду называть тебя так. Сейчас ты отправился в замок разбираться с людоедом, а я сижу в карете и думаю, почему и косцы, мимо которых мы с королём проезжаем, и жнецы, и мельники так охотно кричат, будто всё здесь поля маркиза де Карабаса, и мельница маркиза де Карабаса, и остальное тут маркиза де Карабаса, в которые ты меня записал.

Хорошо, я тоже здорово испугался, когда ты заговорил со мной впервые, - я тогда подумал, что мои развесёлые братцы опять подсыпали мне толчёных лесных грибов в завтрак - но я-то тогда был один, а эти люди, они целыми ватагами... они могут пугаться говорящей кошки, смеяться над ней, но для столь рьяного отказа от собственности на землю и имущество одной говорящей кошки маловато. Я сам мельников сын, я знаю. Не стал бы. Жадный.

Значит, и они что-то знают. Видывали что-то, что с виду не человек, а говорит по-человечески - и бояться такого научены.

Ты сейчас пребогатейшего великана-людоеда пойдёшь побеждать. Того самого, на которого король мне жаловаться не устаёт, и по землям которого мы последние несколько дней в этой трясучей карете едем. Говорят, тот великан во всякую скотинку умеет обернуться. Что во льва, которого я только на гербах видал, что в мышь, от которых мы такой убыток на нашей мельнице терпели.

Я еду, трясусь, королевское брюзжание слушаю и представляю себе, как лет через тысячу или пускай даже через пятьсот в школах станут учить про противоречия между владетелями побольше и поменьше, да про драки между ними с опорой на всех тех мельников, косцов и жнецов, да про изгоев вроде меня. Учить затем, чтобы такие интриги с войнами всякий малец с детства распознавал. А для простоты и те драки классовыми окрестят. Чтобы мальцу проще было со своими классными комнатами снести, когда он на переменах между уроками драться с соседними ватагами пойдёт.

Легко ему, тому мальцу. Мне-то своим умом доходить надобно.

И я тем умом вижу и предугадываю, как ты того великана мышью хитроумно обяжешь обернуться, да и съешь. Так съешь, что вообще великана-людоеда не станет, вот как не было его. Не докажешь, что был. Только замок с этим... интерьером... останется, и ты, в нём бывший, и я, туда входящий. Я, который весом поменьше льва, но побольше мыши. Таким весом, что тот великан-людоед и в меня бы смог обернуться. И в короля. И в дочь его - хотя, чтоб не вырвало от такой мысли, ту же тысячу лет ждать надо, тех же школ.

И в тебя смог бы. В кота. Сильно заранее.

Представь себе: надоело великану-людоеду великанствовать и людоедствовать, запугивая львиным обликом мельников да косцов. И решил он записаться в маркизы де Карабасы, до того сделав такого Карабаса самолично из младшего мельникова сына, передать себе в карабасовом лице замок свой с владениями, а потом влезть тем маркизом на королевскую дочку и сделать королевского внука... да.

Тут уж совсем ужас в том, сколь надолго он решил того внука сделать. Понимаешь ведь, верно?

Замок на горизонте, закат, стены эти зубчатые... И есть в том замке сейчас кот. Тот самый, который не пойми с чего заговорил, когда мне в наследство достался. Может, в замке тот самый кот, кем ты тогда представился, а может, там тот, про которого я сейчас пишу в этой карете трясучей. Не разберёшь. Кот Карабаса.

Ты представь себе: случись это всё не у нас, а у восточных дикарей в их "Священной Римской", так назвали бы того бедолагу, на которого вместо меня всё это выпало, не Карабасом, а, например, Шредингером, и случился бы ты не котом Карабаса, а котом Шредингера. Звучало бы, на мой вкус.

Я королевской дочери - она по нашим деревенским меркам перестарок, однако смотрится, лошадь: видно, что и ела сытно, и по углам от парней не пряталась; корсаж распёртый, руки так и тянутся - я ей всё это рассказал. Даже то, что я мельников младший. Она посмотрела своими глазищами крашеными и говорит мне: ты, дурилка, себе цену не сбивай, тебе ещё перед послами всю жизнь рисоваться, а те народ пронзительный, они твою нерешительность враз узрят.

И потому король, брюзга старый, один в замок пойдёт, без нас, разве что при охране. Чтобы убедиться, будто маркиз де Карабас всем этим владеет. Огромный лев этих визитёров, конечно, всех поголовно победит и схрумкает, однако ведь потом выходить придётся, к дочке любимой с зятем. Король, выходящий в одиночку, вызовет подозрения.

Я тебя предупреждаю, что льву, огромный он или какой, карету догнать трудно будет, кучера предупредили. А к такому хитрому людоеду в замок потом вся страна придёт, все города, которые королю присягнули. Что тестю присягнули, что мне. Тут сейчас в словарь слово "ар-тил-лер-ри-я", хотят записать, а я так и не понял, что это.

Потому ты смотри, кот Карабаса. А то ведь я папашу своего мельника любил, и за его смерть аккурат перед тем, как наш кот в моём наследстве заговорил, кому-то, может, и ответить придётся.

Оставляю это письмо на мельнице маркиза де Карабаса, - если верить её рабочему коллективу - с обязательством доставить в замок маркиза де Карабаса, то есть либо тебе, либо мне. Может, и сам потом доставленное прочту, посмеюсь. И ты, если прочтёшь, посмейся.

Пока можешь."


Может быть, читатель заметил, что на украинскую тему я заткнулся аккурат после ристалища кандидатов со вставанием на колени, никак оное не прокомментировав. Как я понимаю, такое чувство обессиливающего отвращения нынче описывают образом "пробития дна"; у меня же скорее возникают ассоциации со случайным свидетельством восторженной копрофагии. Не туда повернул, да. Наткнулся на зрелище. И комментировать наткнувшее не возникло никакой охоты. Ну его.

Сейчас краем глаза увидел подпрыгивание с целованием по пути на инаугурацию. Опасался повторения реакции, однако любопытство превозмогло, потому мокшанский дикарь на своей дикой периферии нашёл более-менее полную трансляцию из духовного центра Европы и Галактики - и посмотрел, причастился. Сперва хотел буркнуть, что махнули белого клоуна на рыжего, и тем ограничиться, но потом появилось время подумать, спасибо расписанию электричек и прекрасной погоде. Да, дикарь умеет думать и вспоминать на ходу, делая очередную пару километров между платформами.

Так вот. Олди в своём Харькове написали "Одиссея, сына Лаэрта" в 2000 году - потому далее будут не спойлеры, а напоминания. В дилогии герои (дети богов: наглость, подлость, толика сверхъестественного) согнаны под Трою умереть и исчезнуть. Как? А они каждый день кого-нибудь героически побеждают, осаждая тот злосчастный населённый пункт. Подваливает утречком в отдельно взятый участок пространства-времени какой-нибудь троянский союзник со стороны - и понеслась: героизм, доблесть, подвиг на подвиге и подвигом погоняет... к вечеру разбили. Ну, и кого-нибудь из своих в процессе потеряли. И так каждый день или что там за "день" сходило. Телевизора с Интернетом не было, настроек под нужный уровень героизма и восторга от победы не было, - палеолит античность! - всё сами или с божьей помощью. Боги, если что, были заинтересованы.

До мема "перемога" оставалось полтора десятка лет, а уже было сказано, и что "армия героев - жуткое, и, если вдуматься, совершенно небоеспособное образование", и что "герои выигрывают битвы, а не войны", а уж про речи пафосные, хитромудрые, вдохновляющие - было сказано много и всякого, причём по делу: так, что понятно - это не только древнегреческой и не только армии касается. Люди, они...

Если уж обобщать, то всякий "массовый героизм" - это неизбежный и временный эффект кардинальных общественных изменений, эффект уменьшения общества при его переходе от одного стабильного состояния к другому. Когда общества мало, то отвязанность и отмороженность среди людей получаются настолько распространены, что эти качества, с одной стороны, становится использовать выгодно, и техники работы по этим вопросам именно что с массами начинают отбиваться, а с другой стороны - использовать эти качества приходится даже не выгоды ради, но просто для того, чтобы не предоставлять отвязанных отморозков самим себе.

Советская власть смогла позволить себе эту роскошь за счёт "единственно верного учения" (жёсткого ограничения разнообразия взглядов на мир), отлаженной системы его распространения и той исторической удачи, что средневзвешенный политрук вульгарис оставался в общем умнее и честнее - и, конечно же, отмороженнее - тех, кем он руководил (конкурентов выбили или выгнали). Так было первые десятки лет, от которых у нас осталась идея, будто "массовый героизм" (у нас он был забран в очень жёсткие рамки) может статься чем-то хорошим, выгодным для общества. Потом вы знаете. Мироздание цену спросило.

Та - одолжусь у Булгакова - оперетка, которая происходит на юго-запад от меня, мокшанского дикаря, у меня, мокшанского дикаря, оставляет впечатление эксплуатации этого советского успеха без понимания его сути; впечатление неразумного подражания, карго-культа as is.

Тот самый "массовый героизм" в отсутствие "единственно верного" (косорыльтесь на марксизм сколько влезет, но век назад это передний край и хай-хьюм), в отсутствие сколько-нибудь работающей системы промывки мозгов (опускаться до государственного регламентирования вопросов языка, то есть средств частного общения - это... да, Оруэлл без кавычек), зато в присутствии откровенного вышиваночного му... я хотел сказать "дурачья", вряд ли способного запомнить таблицу Пiфагоренко ("а навіщо?"), в качестве политруков - это даже не оперетка, это бурлеск. Пафосный.

Мои прогнозы? Ну, помимо того, что сейчас "надо смотреть", насколько очередной передел прав собственности ослабит существующий порядок, который на Украине, имхо, разучились воспроизводить, и как это икнётся обывателю... это вопрос количественный, а не качественный, жителям Украины можно только пожелать, чтобы "не очень"... так вот, рыжий клоун по роли своей должен стараться устроить вместо угрюмого и пафосного "массового героизма" что-то вроде карнавала, где отмороженные не смогут нанести серьёзного вреда, однако при этом будут заняты. А дальше надо смотреть: объявится ли новое стабильное состояние украинского общества, или прыжки от перемоги к перемоге продолжатся - в том числе с потерями в процессе. Людей, территорий, качества жизни. Каждый день, с каждой перемогой над злокозненными мокшанскими дикарями вроде меня.

Ещё раз. Олди, Харьков, конец прошлого века. И вот именно с пониманием этого "Харьков, конец прошлого века" подкрадывается то самое чувство обессиливающего отвращения. "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем."

Спасибо за внимание. А я пошёл до(пере)читывать сойерсову "Квантовую ночь" в оригинале.

Украинские депутаты в вышиванках


По наводке darkhon'а слушаю металлические каверы в исполнении какой-то норвежки. Сходил, приобрёл её творения на гугле на четыреста рублей, пусть девочка мороженого себе купит. На амазоне сильно дороже.

Подумалось: это один из тех случаев, когда понимаешь, что нормой в лучшем из миров работает устоявшееся извращение. Все эти «группы», «субкультуры», «авторы» суть воплощение стратегии экономии за счёт потребителя. Нет, сама по себе та стратегия не преступна, она естественна: преступна её безальтернативность, следующая из примирения потребителя с той естественностью.

Та песня, которую я слышу в своих наушниках, есть продукт труда многих людей – и труда с некоторых пор очень различного: в одиночку столь разные дела быстро и хорошо не сделать.

О, я не смею выговаривать ни поэту, ни композитору – пока эти труженики не отработают вместе, песни нет. Хотя и тут – не факт, что ты на свои великолепные стихи написал музыку лучшую, чем мог бы создать твой сосед, который в нотах гордо реет, а срифмовать может, как Геральт по словам Лютика, только «попа» и «жопа». И тем не менее, пускай поэту и композитору дозволено существовать в одном теле.

Однако после того, как стихи на музыку появились, можно пытаться исполнить их образом наилучшим, а можно наидешёвым, читай: наидоступным. Можно своим голосом, а можно хотя бы нормальным. Можно, самому принимая возбудительные позы возле микрофона, а можно попросить фигуристую девушку с приятной улыбкою и полным отсутствием что слуха, что голоса, а теми уже обзавестись у другой девушки, настолько бодипозитивной, что от неё дроны с телекамерами шарахаются. И так далее.

Тут, впрочем, начинается «капьитальизм»; точнее, работает императив экономии усилий в сложном производстве. Не рисковать, не предпринимать излишних усилий, которым, может, и отбиться не суждено. Делать не шедевр, а изделие поделку. Шедевр, напомню, это вещь не хорошая (хорошим на фоне вонючего дерьма могут счесть дерьмо не такое вонючее), а наилучшая из возможных для автора, представленная автором на аттестацию: «могу ли я? Достоин ли я?»

Далее ликует следующая часть цикла: выдача нужды за добродетель, когда набор решений по намеренной и вынужденной экономии в производстве выдаётся за «стиль», «образ», «позицию», «бренд» (клеймо). Такая реклама обходится дешевле, чем мероприятия по «на самом деле что-то сделать» со своей мастерской, и реклама та далеко не так рискованна; особенно если заранее приучить потребителя уважать «позицию» только за то, что она «позиция». «Демократические ценности», «толерантность», прочие идолы с фетишами...

Последствия такого подхода для общества очевидны. Он задаёт всепроникающую рекламу той самой экономии усилий, – читай: разгильдяйства, «и так сойдёт» – провозглашая её «стилем», задаёт пропаганду отказа от доступа к культурному наследию и культурному производству всего общества, пропаганду самоограничения потребителя в «своём», «групповом» образе (пропаганду клейма), представляющем, повторю, итог нескольких вынужденных или даже случайных решений по сокращению расходов у одного или нескольких производителей культурных артефактов.

И к чему ведут усвоение такого подхода, его закрепление и воспроизводство правилами «копирайта»? Ну да, к деградации общества как возможности совместной деятельности в группе, к разбиению того общества на «меньшинства».

«Сбейся в кучку с отвечающими на такие же свистки, чтобы было тебе тепло и вонько, и не выглядывай наружу». Естественно следуют механизация и общая дегуманизация управления таким обществом, расписываемым на известное множество фанатичных и оттого предсказуемых подгрупп... да и вообще несколько иное отношение к человеку в нём, каким средоточием Вселенной этого человека ты публично ни объявляй. Если сама точка отсчёта плывёт, то... зачем моя вся из себя уникальная личность нужна, если список срабатывающих на мне триггеров и моих реакций на них можно получить через распознание набора эмблем на моей одёжке, причём распознания не обязательно человеком? Каким ты меня уникальным вслух ни крести?

Так что. Не скажу, будто всё, что та норвежская девчонка спела, лучше оригиналов, но толика малая – да. Потому пусть купит себе мороженого на мой пионерский взнос и насладится. А я в порядке досуга (если случится) подумаю над какой-нибудь умозрительной и возмутительной реформой по возрождению производства шедевров, не обязательно из материала производителя.

Исключительно чтобы читателя поразвлечь. Не выступать же против пресвъятого капьитальизма.

Спасибо за внимание.


Для общества реальность есть то, что повторяется. Поведение, основанное на вере в чудо, в дела неповторимые и штучные - удел одиночки, и приемлемо оно только до тех пор, пока таковым остаётся. Прёт человека одного или корёжит его одного - его дело; возможно, даже священное.

Однако, если кто-то начинает продавать свои уникальные и невоспроизводимые видения и подвиги, - или хвалиться покупкой чьих-то чужих - то его мнение о делах общих и каждодневных, сопутствующее такой продаже или такой похвальбе, теряет ценность. Только для меня; я не говорю за всех, всего лишь пытаясь советовать.

В лучшем случае здесь, я считаю, надо подождать, пока человек успокоится и отделит добрые или злые чудеса, в которые ему случилось уверовать, от отношения к окружающему его обществу. В худшем - перестать этому человеку доверять. Веры, как видно, у него уже достаточно своей, зачем ему моя?

Просто фильтр. Гигиена.

К чему я это? К тому, что провозглашение какого-то одиночного, уникального, бесподобного, обособленного события подтверждением своих представлений о мире, где живёт множество людей - плохо само по себе. Кто сказал "знамение"? Я не говорил. Не моё дело.

А сказать я хочу, что публичные лица, на основании единственного, пускай сколь угодно раздражающего, шокирующего, возмутительного случая публично делающие вывод о плохизне дел рутинных, повторяемых и воспроизводимых, общих и общественных, публичности более не заслуживают.

Только то плохое, что повторяется, может служить основанием для такого вывода, только с указанием на повторяемое и только с доказательством того, что повторение присутствует. Эти указание с доказательством, окажись они предвзятыми и ненадёжными, укажут и докажут скорее желчного глупца вроде меня, недовольного своим окружением, но вот их отсутствие... отказ даже признавать нужду в них... это будет уже подлец, мразь, человек, с которым нельзя иметь никаких дел.

Как читатель уже догадался, это моё нравоучение обязано собою неким... скоропалительным... осмыслениям трагедии в Шереметьево в режиме "вот так здесь всё": как от лиц, разом публичных и известных, так и от лиц всего лишь публичных, вплоть до скромных комментаторов на всяческих форумах.

Хуже всего здесь следующее: те крупные и мелкие подлецы, что не совсем глупы - те высказанное мною, скорее всего, понимают и согласны с ним. Да, конечно, подлость толкнула их на использование единичной, штучной трагедии для привлечения внимания к собственной или приобретённой версии иллюзий об окружающем мире. Да, вполне вероятно, что удовлетворение, полученное ими от такого продвижения, стоило того для них: не мне оценивать приоритеты мрази. Однако это удовлетворение, как и всякое иное, проходит, на смену же ему идёт осознание ненадёжности его источника. Начинается ломка.

И вот мразь начинает мечтать, чтобы потерпел катастрофу ещё один пассажирский самолёт. Чтобы загорелся ещё один смертельно опасный и крайне сложный для тушения пожар. Чтобы произошла какая угодно трагедия, которую можно выстроить в ряд с нынешней, заслуженно или нет. Это вопрос самооценки мрази, это та рубашка, которая много ближе к её телу, чем непонятные и подозрительные "общественные интересы". О, те непонятны и подозрительны и добрым людям, однако добрым людям не нужны страдания окружающих, чтобы чувствовать себя хорошо.

Я не посягаю на свободу слова, на право публично излагать свои суждения об окружающем мире. Любые. Я всего лишь ратую за то, чтобы у этого изложения были последствия, причём безо всякого deus ex machina при погонах и микрофонах. Всё сами. Ну да, чего уж проще: если есть возможность отказать в своём внимании кому-то, кому для хорошего самочувствия потребны несчастья - причём, вполне вероятно, с Вами - откажите. Целее будете.

Профилактика.

Спасибо за внимание.


Ну, за диалектику.

Читаю о(б)суждения диалектики как способа упорядочить описания окружающей действительности.

Ловите моё скромное. Наверное, в защиту.

это прекрасно работает, только нужно понимать, где и какСвернуть )


Читаю "Проблему мечтателей" авторства sch_haifisch via darkhon.

Вообще-то, - и это не к автору, а к тем, кого он критикует - мечтаемые реалии не происходят из общественного строя, приверженность которому мечтатель декларирует, потому что ему нравятся слово "коммунизм" и красный цвет или там царебатюшка верхом на словах "симфония властей". Наоборот: строй, способ жизни, мечты складываются из всего этого, а названия и цвета суть дело десятое.

Всевозможные учения суть попытки именно что упаковать мечтаемые реалии в сколько-нибудь непротиворечивый общественный уклад, который можно отрекламировать сколько-нибудь компактно. Попытки, кстати, дозволенные на любом уровне - и "как мне удобно", и "как всем надо". Просто уровни эти, ходы надо записывать и отличать друг от дружки.

Давайте я запишу несколько ходов. Несколько сугубо личных ("я хочу") фантазий насчёт того, как оно могло бы выглядеть, окажись мои рассуждизмы по семье, школе, тюрьме и армии как модах существования всякого человеческого сообщества чем-нибудь не просто похожим на истину, но и привлекательным для масс вплоть до порывов этих самых масс к воплощению в жизнь.

прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко - хотя с какой стати?Свернуть )


Слушаю вполуха исследование на тему заголовка... я хотел сказать, слушаю этот фантастический (не в смысле оценки) сериал на Первом.

Под "электроовцами", если что, я понимаю создателей сериала "Лучше, чем люди". Родные мои, автомобили с ручным управлением на проезжей части и человекоподобные роботы на тротуаре... это даже не "авторскому коллективу известно, что взрывы в космосе не слышны". Такому несоответствию я цензурное-то название затруднюсь придумать. На таком фоне и речи персонажей, оставляющие впечатление недоплаты переводчику - мелочь.

Да, Филип Киндред Дик полвека тому назад сказал если не всё по теме, то паки и паки большую часть. Выбором декораций, ситуаций, персонажей, каковой выбор с наименьшими умственными усилиями можно отнести и к нам, грешным. Будь у меня желание пофилософствовать, я пошёл бы доказывать, будто "Мнят ли андроиды электроовец" купно со "Второй разновидностью" закрывают вообще весь спектр проблем технического человекоподобия на ближайший век. Но у меня такого желания нет.

Ладно. Короче, после Филипа можно только повторять, неубедительно делая вид, что всё сами. Спорить можно: "Филип, ты не прав" - и указать, где и когда. Однако с абсолютного нуля начать у честного человека уже не получится. Только с относительного, Филипом заданного. 452 по Филипу, 453 по Филипу...

С другой стороны. Я поймал себя на мысли о том, что "фантастики ближнего прицела", где без вони и грохота описывается воплощение возможностей, существующих уже сейчас, рядом с нами - её в нынешней России реально не хватает. Как минимум для разметки ближайшего будущего в сознании вашего покорного слуги - и в Вашем, если оно не загажено каким-нибудь "единственно истинным учением". А без будущего ближайшего, ре-а-ли-зу-ю-ще-го-ся здесь и сейчас, никакого будущего не будет. Ни ближайшего, ни дальнейшего.

Получается, что даже нынешний капустник после программы "Время" на Первом - тот самый рак на безрыбьи. Вопросы ставит. Темы подсказывает.

Я продолжу рассуждение: такие постановки и подсказки логичны - в смысле того, что раком на безрыбьи работает телевизионный сериал без особенных претензий, не более того.

Современные аналоги, например, вполне скучных и непонятных молодому человеку немцовских "Альтаира" или "Последнего полустанка" - даже если такие найдутся - сейчас вряд ли продашь в текстовом виде именно в силу отсутствия вони, грохота и прочих слюноотделительных факторов.

Продать получается - это старт - только убедительное изображение набора возможных-но-несуществующих мелочей, среди которых перемещаются приятного вида актёры и актёрки, разыгрывая древние как мир сюжеты о совмещении биоразъёмов с перерывами на вонь и грохот. В сюжетах вонью работает Зло с большой буквы, грохотом - Добро с огромной. В последней серии Добро победит, в последних кадрах Зло оформит заявку на следующий сезон. "Пляшите!" ("Кин-дза-дза")

Итого. Просительно. Можно снять ещё что-нибудь про ближайшее будущее? Ну, как умеете - можно? Не стесняйтесь, можно даже с изъёбствами самовыражением творческого коллектива, если по-другому никак не выходит. По пути, правда, необходимо прислушаться ко мнению людей со степенями - да, мы они тоже дураки, но в меньшей степени и, страшно вымолвить, без этого творческого жоповращения. Получившееся вполне может обеспечить... скажем так, нелинейный и долговременный прирост той самой национальной культуры, о которой сепетят с высоких трибун по праздникам большие бородатые и безбородые люди.

Да, и если меня читают наушники тех самых больших людей, то вы и им скажите. Пусть денег, что ли, пообещают творческим коллективам с их самовыражением. На меня не ссылайтесь, можно все идеи себе. Я разрешаю.

Спасибо за внимание.


На полях. Юмор.

Юмор, как я не устаю повторять за каким-то западным писателем-фантастом, есть удовольствие от неправильного срабатывания. Или, что то же, удовольствие от необъявленной заранее смены законов развития ситуации.

Прохожу это я на прошлой неделе между оградами школы и стадиона. В наушниках звучит музыка, песня "Новый день" в исполнении Муслима Магомаева и Большого детского хора Гостелерадио. Музыка Александры Пахмутовой, слова Николая Добронравова, 1978, кажется, год. Ну да, та самая, "Наша Родина - Революция, ей, единственной, мы верны". Выкинул лист после "Eagle Fly Free" группы "Helloween" и перед "Skylark" FlyByNo. Такое междуптичье.

За школьной оградой и перед школьным крыльцом готовится маршировать школьный класс - судя по экстерьеру, то ли четвёртый, то ли пятый. Готовятся к чему-то торжественному или не очень. Тронулись с места. Сейчас запоют. Я поставил плеер на паузу.

Запели и хорошо запели - конечно, известная строевая отрывочность в исполнении присутствует, однако всё вполне узнаваемо и слаженно. Хор явно репетировал. Молодцы.

"Глупый мотылёк догорал на свечке. Жаркий уголёк, дымные колечки".

Юмор может быть очень, очень медленным.

Спасибо за внимание.


Классовое.

Читаю вполглаза - не знаю почему, но как только настала солнечная погода, то днём почему-то очень хочется спать - обсуждения всего этого европейского уравноправливания, гендерства этого всего.

Умиляет идеализм осуждающих, не уступающий идеализму продвигающих. Типа, нельзя, потому что боженька не велел, предки не додумались... Ленина забыли? Ну так я напомню, ко дню-то рождения.

Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.

и за этими тожеСвернуть )


В очередной раз натолкнулся на понимание - подразумевание даже - пресловутого рынка чем-то а) естественным и б) неизбежным. Ладно, нарвались. Выскажусь.

С "естественным" ладно - это у верующих во что бы то ни было всегда так: "не хочу думать, оно само, изначально и никак иначе, высшим произволением". Не моё дело эти верующие. Пусть их пляшут. А вот с "неизбежным" интереснее.

Суверенитет в обществе, то есть власть общества над собой, возникает до рыночной площади, где и когда незнакомые люди обмениваются своими и чужими вещами.

Рыночная площадь без суверенитета, местного или удалённого, невозможна, однако и с ним она, скажем так, необязательна. Более того, эта рыночная площадь получается именно вследствие сознательного решения суверена экономить на усилиях по справедливому распределению всякого вкусного в пользу усилий по получению... ээээ... пользы, то есть усилий по приумножению этого вкусного, добычи его у окружающей природы, в том числе у соседей.

Решение может быть правильным, может быть неправильным, однако оно в любом случае небезальтернативно.

Для того, чтобы рыночная площадь в том виде, в котором лох мы её знаем, возникла, экономию на проблеме распределения надо объявить её, проблемы, естественным и неизбежным решением. Как оно у классика: "О! насчёт врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, — лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрёт, то и так умрёт; если выздоровеет, то и так выздоровеет".

Ну да, "государство как ночной сторож" с прилагающимся живописанием мощи предприимчивого люда, умом и оборотливостью своими предупредившего и застроившего потенциальных тиранов... на самом деле оно "вы тут как-нибудь сами кувыркайтесь, пока я делами занимаюсь, только не орите чересчур пронзительно".

Как только "дела" ночного сторожа распространяются на саму рыночную площадь, та и в разгар торгового дня оглашается воплями возмущения и боли, когда якобы безобидный ночной сторож влёгкую строит распоясавшийся торговый люд: однако это почему-то каждый раз вызывает удивление. Или не "почему-то", а потому, что пробашлять всяким публичным "естественникам", "неизбежникам" и восхвалителям мощи предприимчивого люда на то время, пока ночной сторож от площади отвлечён, суверену обходится дешевле. А люди отрабатывают, стараются, убеждают лохов. Посему и удивление всякий раз.

Да, как только у суверена и обслуживающего того государства по итогам удачной войны или открытия нового континента появляются время и силы, то "вы тут как-нибудь сами", - он же "то и так", он же "рынок" - начинают регулировать, употребляя "дорогие лекарства".

Употребляет их суверен как минимум в интересах собственной безопасности: в реальном мире рынок всегда ограничен, а движение разных товаров, особенно таких своеобразных, как деньги или рабочая сила, происходит по-разному. Асинхронно, если читателю хочется подсказки.

Посему в обществе рыночных агентов неизбежны перекосы, а среди тех перекосов непременно будут накапливающиеся: с его, общества, итоговым упрощением как неспособностью поддерживать сложную деятельность. Да и вообще перекосы вплоть до распада общества, вплоть до уничтожения возможности всякой совместной деятельности, хотя бы и антагонистической. А тут уж, извините, и суверену икнётся.

Здесь получается забавное отражение идеи рынка для общества, рынок отрицающего.

Предположим, что некий суверен имеет приоритетом установление и поддержание справедливости в своём обществе, а не добычу вкусного вовне. Пусть он преуспевает в этом, то есть более или менее успешно решает задачу распределения во всяком здесь-и-сейчас, а добывает же извне по остаточному принципу. "Охотник-любитель" вместо "ночного сторожа". "Левый" вместо "правого".

Очевидно, что такое положение дел востребует ту же экономию мышления, но на изворот, то бишь объявление естественным и неизбежным положения дел вне общества, в местах непрофессиональной охоты, "у них там".

Я бы сказал, что этим объявлением в ХХ веке у нас работала пятичленка как средство экономии умственных усилий в отношении дел зарубежных, а в придачу к ней позитивизм как средство той же экономии мысли в отношении природы вообще.

Ленин мог сколь угодно уязвлять эмпириокритицизм в соответствующей работе, однако в Союзе рулил именно эмпириокритицизм (второй позитивизм) просто потому, что тот обходился дешевле идеи бесконечной познаваемости материального мира: и да, известные неуклюжесть и неповоротливость Союза в последовательном измельчении познаваемого (микроэлектроника) в отличие от валового использования познанного (ракеты) обязаны собою именно этой экономии на рассуждении о внешнем мире. Имхо.

Ладно. Мнится мне, что хваткий читатель уже нашёл, чем полакомиться в смысле выводов. Наслаждайтесь. А к теме я ещё вернусь.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Национальный момент, начиная с "Да и Христиану Ивановичу затруднительно было б с ними изъясняться: он по-русски ни слова не знает" я опущу, хотя в моих рассуждениях о правом и левом он, момент, отнюдь не мал.


Децем фиш 7.

По мотивам предыдущего поста. Правда, не о предсказании будущего, но о работе по ним - и по предсказанию, и по будущему.

о чутьеСвернуть )


У АБС в "Тройке" была профессия "читатель" (что-то вроде психолога по работе с пишущим людом), а в "ОЗ" то же самое, но менее доброжелательное, в виде таланта дегустатора культуры. Я сравнительно коротко выскажусь по теме, на которую эти образы намекали.

ещё одна черта невыносимо светлого будущего, навскидкуСвернуть )


Смотрю это я ютуб-канал украинского видеоблоггера Анатолия А. Шария. И показывают по нему предвыборное турне украинского президента Порошенко по людным местам. На митингах во время этого турне то ли собравшиеся, то ли прокравшиеся интересуются у турнюющего, за что или почему тот преследует Анатолия А. Шария. Спрашивающим преследуемый обещал заплатить и платит. Охрана Порошенко, штатная и импровизированная, выбивает спрашивающим смартфоны, спрашивающих крутят, бьют, а недавно одному спалили автомобиль. Иногда со сцены турнюющий, прерывая свои пафосные излияния, требует от спрашивающих уехать обратно в Москву, потому как те агенты Кремля.

Конечно, на эту провинциальную идиллию можно бесконечно смотреть и восхищённо молчать, но я просто запишу здесь своё отношение к. Обведу ту рамку, в которой я это вижу - с тем, чтобы самому запомнить, а не другим навязывать.

вход воспрещён во избежание циничных кремлёвских манипуляцийСвернуть )


Прочёл на одно больше, чем нужно, рассуждений о воспроизводстве населения РФ. Рассуждение было из тех, что взывают к размножению здесь и сейчас, подводя под призыв мечты и угрозы на отдалённом временном горизонте. В данном случае мечты и угрозы были вполне себе спи-ри-ту-а-лис-ти-чес-ки-е.

Атеист и материалист в лице меня не то, что бы возмутился, однако решил со временем увековечить собственные рецепты, сколь угодно безумные и туманные на фоне проверенных веками трудолюбия под ярмом, замирания сердец перед иконами во взыскании благодати и поклонов в ноги начальству.

В один пост набор предложений (решил атеист) не уместится, так что здесь я просто расчищу площадочку и приведу пару примеров, а потом стану возвращаться к теме, буде придётся.

Итак, вполне диванная точка зрения на то, как можно попытаться сохранить тот извод городской цивилизации, который рулил планетой в ХХ веке. Городской цивилизации "белого человека", с пирамидами не каменными, но облигаторными... "Спокойно, господа! Рыцарь шутит".

нет, я не стал лучше разбираться в экономикеСвернуть )


Импринт по этому делу у меня состоялся в возрасте то ли восьми, то ли десяти лет... читаю-то я с четырёх, как, наверное, большая часть моего поколения. Помещение было складом при парикмахерской возле ж/д станции Расторгуево, коим заведовала моя бабушка. На складе даже летом было холодно, запах там стоял... полифонический, а слово "Лондаколор" в его ГДРовской итерации я запомнил до сих пор. Девать меня было некуда, делать мне было нечего. Я сидел в старом вытертом кресле и читал.

Журнал назывался "Уральский следопыт", год и номер не помню. В том журнале был "Вечный жемчуг" (1977) Владислава П. Крапивина. Третья часть трилогии, с первой и второй частями ("Далёкие горнисты" и "Ночь большого прилива") которой я ознакомился заметно позже. Однако это был именно что импринт. На всю оставшуюся.

С тех пор у меня пребывает набор убеждений:

- во-первых, в новое и не такое место можно просто прийти, - без рёва двигателей, без грохота дюз и без обеспечивающих эти звуковые эффекты организаций и документаций,

- во-вторых, в жизни стараниями людей существуют и действуют сюжеты,

- в-третьих, люди не должны избегать взаимодействия со сколь угодно масштабными и непонятными правилами и ограничениями: даже если "так здесь заведено" будет обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй, то это не повод для того, чтобы игнорировать его, замыкаясь в своей скорлупе, бежать от него или сдаваться ему;

- в-четвёртых, всё это даже не повод, чтобы не пытаться использовать "так здесь заведено" в собственных интересах и на радость собственным понятиям о хорошем и плохом.

"Хоббита" (1937) сильно позже и взрослее я читал, на полном серьёзе полагая, что Бильбо - обычный крестьянин (компактное телосложение и волосатые ноги я не то, чтобы пропустил, но неясным мне самому макаром отнёс к культурным особенностям), которого перемещением по обычнейшей из дорог выкинуло не просто куда-то от родных осин, а именно в другой мир: где гномы, драконы и волшебство. А стих "Бежит дорога всё вперёд" меня отнюдь не очаровал: ну да, и так знаю.

Конечно же, "Девять принцев Эмбера" (1970) для меня стряслись ещё позже, в позднеперестроечном издании чуть ли не на туалетной бумаге. Всё едино - на запуск сюжета, когда главного героя перемещением в пространстве перемещают между вселенными, я просто кивал: плавали, знаем, оно всегда и везде так.

И вот, в наступившем светлом будущем аз есмь человек немолодой и жирный (чуть менее жирный, чем в выпускном классе, но всё же). То, что я стараюсь делать километров по двенадцать-пятнадцать в неделю просто прогулок - оно отсюда, из "просто прийти". Особенно летом (километров двадцать пять в неделю), когда я гуляю по местам географически близким, но незнакомым, и желательно ранним ясным утром (часов в шесть-семь), так что вокруг никого. Деревья, заборы, дома, солнце, штиль, тишина, никто и ничто не мешает думать - дворовые псы, и те дрыхнут в своих конурах, не лают.

Глядишь, в тысячный раз и выйду в другой мир. Эсгарот, Эмбер (желязновский, а не киношный), крапивинский этот город, где сопливый главный герой прирезал Канцлера (впервые увидев Палпатина, я ухмылялся, если что)... в общем, в другой.

Однако я ещё и интернет-пользователь. Я читаю людей убеждённых. Разных. Я читаю их комментаторов, восторженных и поддерживающих. Я читаю и тех, кто выставляет людей убеждённых и их восторженных комментаторов изводом той или иной чебурдыкнутой секты, отказывая им в праве на дискуссию.

Я... не слишком дорожу этим своим импринтом о других вселенных, до которых столь легко добраться пешим ходом. Поэтому без каких-либо внутренних содроганий каждый раз применяю свой импринт в режиме "да просто эти люди из другого мира, а их критики из третьего". Вуаля: все авторы, читанные мною, правы; равно правы и их комментаторы, равно как и критики что первых, что вторых.

Для своего мира каждый. Вселенная - она такая.

От выводов и императивов я, с Вашего позволения, воздержусь хотя бы потому, что сам их ещё обдумываю на своих прогулках. Что зимних, что, наверное, летних.

Спасибо за внимание.


Вместо комментария к комментариям об окончании финского эксперимента с продолжительной и регулярной выплатой случайно выбранным безработным дополнительной суммы.

"Shortly afterwards there was some tinkling music and a very bright light and two rather affronted angels appeared at the other end of the alley, but Albert threw snowballs at them until they went away."
(Terry Pratchett, 'Hogfather')

Платить человеку за то, что он остаётся человеком, имеет смысл только тогда, если он перестанет быть человеком в отсутствие этих выплат, при этом перестанет вынужденно, а не добровольно. Это не более чем профилактика.

Что значит "перестанет быть человеком"? Лишится ума. Лишится способностей к анализу и синтезу, лишится задающей их способности к различению вещей, их уровней и аспектов, к проведению границ между ними. Человек разучится разбираться, и будет для него, как для всякой паствы скотины, весь мир сразу, одним кадром.

Пример: голодный, крадущий еду. Плоть превозмогла ум, так что различие восприятия "чужого" и "своего" исчезло. Преступления как такового уже нет, ибо пропала переступаемая черта.

Отсюда "безусловный базовый доход" - это вовсе не деньги. Это обязательный уровень потребления человека в условиях временного отсутствия домашнего хозяйства. Такой, чтобы с ним можно было сравнивать, - человек остаётся человеком - однако его нельзя было бы копировать у себя в уютной квартире.

Это паёк "ежедневные калории по ГОСТу единым брикетом с казённой маркировкой", это жильё "койка с чистым постельным бельём в каморке размером чуть больше стенного шкафа", это "аренда и использование государством и обществом собственности, которую временно невозможно содержать", это "бесплатный проезд в общественном транспорте с перспективой казённых претензий, если не смогу доказать, что ехал из точки А в точку Б по необходимости", это "полдня на общественных работах, доступных по медицинскому освидетельствованию" и "другие полдня на онлайн-курсах по специальностям мечтаемым, предлагаемым и востребованным", а остаток времени "собеседования с потенциальными работодателями, нашедшими меня в казённой базе данных" и "чтение классической литературы из рекомендованного курса".

Короче, это распределённый гибрид трудового лагеря и ПТУ... то есть колледжа. Взаимоотношения с государством как орудием общества здесь контрактные: взамен на предоставляемые блага человек обязуется изменить свой образ жизни, отказавшись чаять привилегии домашнего хозяйства, которого у него больше нет - опять-таки, в немалой степени по медицинским рекомендациям. Пить только по праздникам, только пайковые и только по предварительной заявке, не выполнять левой работы, не иметь скрытых денег a.k.a. 'zanachka'. Нарушение контракта - уголовное преступление. Тюрьма на заметный срок.

Очевидное условие заведения: общество принимает такую жизнь, как некий маркер, "условный ноль", ниже которого для взрослого дееспособного человека лишь тюрьма или психбольница. То же самое: условия работы у всякого работодателя должны заметно отличаться от перечисленных в лучшую сторону, причём должен существовать открытый казённый сервис по доказательству такого отличия для конкретного рабочего места. "В лучшую сторону" - это "второй сложный вопрос", вопрос возвращения домашнего хозяйства и возвращения в домашнее хозяйство, и это вопрос не столько экономики, сколько культуры.

Про этот "второй сложный" утопию можно сочинять, и я зарекусь гадать о приставке к слову "утопия".

Неочевидное условие заведения: у локальных государственных или общественных учреждений должны быть заготовки, проекты, виртуальные уставы и расклады для неких стандартных, воспроизводимых предприятий и их обвязке (жильё и проч.), которые предприятия хочется учредить здесь-и-сейчас, если появится возможность заказать персонал через описываемое заведение. С теми самыми исчислимо лучшими условиями жизни и труда, с долгосрочными контрактами и уголовными карами за их срыв (пока предприятие не "встанет на ноги").

Повторю ещё раз: идея здесь только в том, чтобы человек, будучи временно не востребованным на производстве, сумел это "временно" а) пережить, б) оставшись человеком. Всё. Это не борьба за экономический рост и не эталон того, как всё общество целиком должно быть организовано. Особенно не эталон: здесь лишь "точка отсчёта", "условный ноль", откуда надо быстро выбираться, а потом в исторических романах читать, что раньше люди, попав в такую ситуацию, с голода умирали или унижались так, что не верится даже. Врут авторы, наверное.

Если хотите, то это способ не обесценивать человеческие волю и разум вообще и даже преступление, как их следствие, в частности.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Я не могу судить о том, какое учение, какая идеология могли бы с таким решением согласиться, его редактировать и поддерживать. Не как всеобщий идеал и вершину развития, а просто как одну из обслуживающих систем общества, расторопно предотвращающую переход множества частных сиюсекундных трудностей во что-нибудь глобальное и хроническое.

ПостСубСкриптум. Если кто не понял смысла эпиграфа на английском. Умирать от голода и холода не должен никто. Не потому, что он маленький и жалкий, а потому, что он натворит всякого, умирая, и претензий к нему не предъявишь. Обезумел. Поэтому Смерть был совершенно прав, спасая андерсеновскую девочку со спичками. А вот Альберт мог бы и не ограничиться снежками. Маг всё-таки. Канцлер.


Содействуя правильному императиву "никогда снова" и преследуя эту благородную цель, очень легко попасть в ловушку, некогда описанную Гилбертом нашим Кийтом всё ещё нашим Честертоном в знаменитой цитате:

"Если парикмахер перережет горло клиенту, потому что невеста танцевала с другим или пошла на ослиные гонки, многие восстанут против замешанных в дело институций. Надо было, скажут они, запретить парикмахеров, или бритье, или девиц, или танцы, или ослов."
На самом деле состояние "никогда снова" сколько-нибудь уверенно может быть достигнуто отнюдь не за счёт запрета тех или иных черт "древнего зла", но только через разрешение "того, что займёт место прежнего плохого". Не "давайте встанем стеной на пути у древнего зла", а "давайте наконец снимем цепи с того безумца, что рвётся с древним злом сразиться".

Сумасшедший, одолев древнее зло и заняв его место, - не превратившись в него, а заняв его место - вполне может оказаться тем ещё подарком, немногим лучше самого древнего зла. Немногим, но лучше. Вся борьба ради этой маржи. Поколение за поколением.

Более того, стена против древнего зла - это не только растрата сил, заранее заданная в узких пределах. Чисто технически такая стена окажется придатком ко злу, следствием его. Со всеми прилагающимися и накапливающимися со временем последствиями. А псих - это всё-таки что-то новое. Это шанс.

Да, и "сражение" - вовсе не обязательно непосредственное причинение вреда на тему "у кого больше хитпойнтов". Растения, растущие рядом, тоже сражаются, не отгрызая листов друг у дружки.

Пример. Абстрактный.

Предположим, что в "древнее зло" с какого-то перепугу записали семью. Как стену против неё ставить? Правильно, комиссары с во-от такенными носами, в пенсне и в пейсах, да и при рогах под будённовкой: всех в коммунии, всех баб обобществить, слова "муж" и "жена" вообще запретить, чтоб "стакан воды" по свистку и под барабанный бой, а в светлом будущем светло будут стругацкие интернаты для детей. И как, получилось... бы?

А вот "занять место"... начну с пенсии в частности и кредитной истории вообще. Продолжу тем, что в супруги записывают всё на свете, вплоть до домашних цветов, а закончу какими-нибудь персональными андроидами: "ручку вправо, ручку влево - из Адама вышла Ева"(с). Не кажется, что шансов на успех у этого "вместо" малость побольше, чем у "против" абзацем выше?

Впишите в графу "древнее зло" что Вам угодно - явление, заведение, обычай, персону - и попробуйте сами провести такие прикидочки применительно к вписанному. Попробуйте ответить на вопрос: что сейчас мешает тому, что может помешать тому, что сейчас мешает Вам?

Я даже знаю, почему эти расчёты редкость. Не только потому, что они сложны и никак не обещают die Endlosung (это вообще отдельная тема). А ещё и потому, что ненапряжное "давайте встанем стеной на пути у древнего зла" научились делать паки и паки привлекательным и супергеройским. Всякая хворостина нынче кладенец: сияет и звенит, только черти ею в небе священные символы да кричи святые гимны. Или волшебные заклинания, один хрен. И так всё это получается прекрасно, что как же можно иначе?..

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Если говорить о неявной презумпции в изложенном построении, то она в том, что зло - древнее или ещё какое - нельзя уничтожить, а его можно только пригасить, вытеснить и заменить. Эта презумпция императиву "никогда снова", повторю, отнюдь не противоречит, более того - только она его и обеспечивает.


Повангую упражнения для в рабочий полдень. Сам я никто и звать меня никак, так что мой прогноз бесценен в смысле отсутствия покупателей. Просто попалось на глаза одним сочинением больше, чем надо, про будущие хетьманские выборы на Украине.

Не сбудется - и хрен с ним.

Бриан - это головаСвернуть )


Там собрался у ворот...

Несколько минут осталось до праздника святого Йоргена с откровениями, молениями, прорицаниями, причащениями и прочим. Спасибо тому рыбному директору в прошлом году, теперь в зал никого не пустят.

Выложу пару своих черновичков. Один о Путине вообще, другой об этих "ответах на вопросы".

Под кат, чтобы не портить сознательным гражданам души прекрасные порывы.

просто заметкиСвернуть )

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger